RT

Свержение Асада приведёт к ещё большему кровопролитию

Западным странам следует помогать Кофи Аннану, а не искажать в своей критике позицию России, заявил в эфире RT постоянный представитель России в ООН Виталий Чуркин. Он также заметил, что аналогичная гуманитарная интервенция уже привела к гибели тысяч жителей Ирака и что свержение Асада приведёт к ещё большему кровопролитию.

Россия и Китай наложили вето на очередной проект резолюции по Сирии, предложенный западными странами в Совете Безопасности ООН. В прямом эфире с нами постоянный представитель России в ООН Виталий Чуркин, проголосовавший против резолюции.

Господин Чуркин, решение России наложить вето на проект данной резолюции вызвало негодование и всплеск критики в отношении вашей позиции. Россия поддерживает режим Асада?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: Конечно, нет. Речь идет о том, что необходимо сделать для урегулирования кризиса. К сожалению, наши западные коллеги, видимо, ищут случая усилить напряжение в Сирии и за ее пределами. В этот раз они воспользовались необходимостью продления мандата миссии наблюдателей в Сирии, применив ряд неприемлемых положений в проекте резолюции.
 
Таким образом, России и Китаю пришлось заблокировать данную резолюцию. Это даст возможность Кофи Аннану работать в рамках документа, принятого инициативной группой по Сирии, которая выступает за создание временного коалиционного правительства, что требует проведения диалога между сторонами.
 
В связи с этим мы посчитали неприемлемой данную резолюцию, которая лишь усилила бы давление и установила практически неизбежные санкции в отношении сирийского правительства. Таким образом, нам пришлось наложить вето, чтобы не допустить принятие такого бессмысленного акта.
 
То есть Москва не поддерживает режим Асада, но при этом США, Франция и Великобритания заявляют, что сегодня Россия подписала сирийцам приговор. Как вы это прокомментируете?
 
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: Я думаю, все эти заявления носят откровенно пропагандистский характер. Наши западные партнеры только и делают, что критикуют позицию России и Китая, причем иногда довольно агрессивно. Сегодня очень жестко высказались британские и французские представители, предъявив России и Китаю ряд несправедливых обвинений в связи с их внешнеполитическими шагами. Думаю, им следует сменить тактику и бросить все усилия на то, чтобы помочь Кофи Аннану. 
 
К сожалению, они не сделали ничего для стабилизации ситуации в Сирии, ничего, чтобы помочь мирному процессу. Вместо этого они сотрудничают с так называемыми «Друзьями Сирии». Эти страны, по сути, - враги сирийского правительства.
 
Может быть, они не желают зла сирийскому народу, но однозначно не учитывают драматических событий, которые последуют за свержением власти в Сирии. А они неизбежны. Президент Асад и его правительство не просто действуют по своей воле, они представляют определенную часть сирийского населения, определенную иерархию отношений, которая существует уже несколько десятилетий. Разрушение этой иерархии ведет к кровопролитию. Именно это сейчас происходит в Сирии.
 
Гораздо более разумным решением было бы проведение реформ в результате переговоров. Как раз за это выступает Россия.
 
Но диалог ни к чему не привел. Разве у международного сообщества нет общего ощущения, что нужно срочно принять какие-то меры, чтобы остановить гибель мирного населения? Как Москва смотрит на возможность вмешательства по гуманитарным соображениям?
 
Россию очень беспокоит возможность принятия резолюции на основе седьмой статьи Устава ООН. Я не хочу вдаваться в детали, но седьмая глава подразумевает возможность военного вмешательства. Но допускает ли Россия хотя бы какие-нибудь формы вмешательства с целью остановить кровопролитие?
 
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: В каком-то смысле, группа наблюдателей, которую мы стараемся сохранить, - это своего рода политическое и практическое вмешательство с целью сдержать насилие. К сожалению, ее усилия безуспешны.
 
Вы говорите, что диалог ни к чему не привел. Проблема же в том, что диалог еще и не начинался. Оппозиционные группы отказались вступать в диалог с сирийским правительством, которое, в свою очередь, заявляет, что готово к диалогу. Оппозиции следует попытаться принять это предложение. Отказ же оппозиции вступать в диалог – основное недостающее звено, препятствие на пути деятельности Кофи Аннана.
 
Что касается гуманитарного вмешательства, к сожалению, это только звучит хорошо. На деле же любое военное вмешательство, какими бы причинами оно не объяснялось, неизбежно вызовет ещё большее кровопролитие. Мы знаем всех этих величайших гуманистов в мире – к примеру, Соединенные Штаты и Великобритания вторглись в Ирак под благородным предлогом того, что там было, как выяснилось, несуществующее оружие массового поражения. В результате только мирного населения погибло 115 тысяч, не говоря о миллионах беженцев и перемещенных лиц и полной дезорганизации жизни в стране.
 
Пусть эта гуманитарная риторика вас не вводит в заблуждение. В их политике по отношению к Сирии больше геополитики, чем гуманизма. К сожалению, практическим последствием их политики является то, что масштаб конфликта и кровопролития не уменьшается.
 
Вы начали говорить о геополитике. Правильно ли  я понимаю, что события в Сирии могут в конце концов повториться и в Иране? Именно Иран – итоговая цель США?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: Я действительно говорил об Иране, но в несколько ином контексте. Я не исключаю, что следующей целью станет Иран. Но я не это имел в виду, выступая сегодня утром в ООН.
 
Я говорил о том, что у США здесь явно есть собственные интересы. И они стремятся к свержению режима Асада отчасти для того, чтобы ослабить позиции Ирана в ближневосточном регионе. 
 
Такими же соображениями руководствуются и другие борцы за демократию на Ближнем Востоке. Я имею в виду Саудовскую Аравию и Катар. Их беспокойство вызывают позиции Ирана в том же Бахрейне. Они утверждают, что за шиитскими волнениями в Бахрейне стоит Иран. Хотя ваши коллеги-журналисты, побывавшие на месте событий, и другие очевидцы говорят, что эти демонстрации вполне закономерны в государстве, где демократия, мягко говоря, не слишком развита.
 
Иными словами, в действиях стран, враждебно настроенных к Сирии, явно есть геополитическая подоплека. Все это никак не связано с интересами сирийского народа.
 
А почему эта геополитическая подоплека, о которой вы только что говорили, так тревожит Россию? Как все это может отразиться на ее позициях?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: Мы не тревожимся. Мы просто считаем, что нарастание конфронтации с Ираном ни к чему хорошему не приведет. Более того, мы активно участвуем в переговорах по иранской ядерной программе. А растущая напряженность в отношениях между Ираном, Западом и Саудовской Аравией только мешает процессу. Мы обеспокоены тем, что это геополитическое противостояние больно бьет по простым сирийцам. И мы призываем всех участников этого процесса поставить во главу угла интересы сирийского народа.
 
Единственный способ разрешить этот чудовищный конфликт – сесть за стол переговоров. Рамки этих переговоров уже обозначены в документе, который две с половиной недели назад в Женеве приняла на основе консенсуса «Группа действий» в составе министров иностранных дел. Согласно этому документу, в Сирии должно быть создано переходное правительство. А применив санкции или надавив на одну из сторон, этой задачи не решить. Сирийское правительство заявило, что готово к таким переговорам и даже назначило специального представителя, но оппозиция полностью проигнорировала это предложение.
 
Более того, насилие со стороны экстремистов и вооруженных группировок оппозиции только возрастает: вчерашний теракт в Дамаске – дело их рук. Это не означает, что сирийское правительство ни разу не применяло силу: за прошедшие несколько месяцев оно совершило ряд очень серьезных ошибок, но пора положить этому конец – иначе война затянется на долгие годы. Пора начать настоящий диалог.
 
Господин Чуркин, Россия твердо придерживается своих принципов невмешательства. Не ставит ли она себя этим действием под угрозу изоляции, учитывая неоднократное блокирование Россией санкций СБ ООН и, конечно же, поставки вооружения в Сирию? Конечно, Москва заявляет, что оно не используется против гражданского населения, но как это [использование права вето + поставки оружия в Сирию] скажется на репутации России и на ее отношениях с другими странами по окончании этого кризиса?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: Посмотрим. Я горжусь тем, что мы поступаем правильно, а не просто следуем чьим-то катастрофическим правилам. Думаю, в конечном итоге это приведет к верному курсу действий и верной политике в этих сложных обстоятельствах.
 
Что же касается вето, если не ошибаюсь, США наложили 60 вето лишь по одному палестинскому вопросу, так что почему бы вам не поинтересоваться у моих американских коллег о влиянии этих бесконечных вето на репутацию США на Ближнем Востоке? Порой они возлагают вето даже на публичные заявления собственного президента и госсекретаря! Вето – это часть устава ООН, таким образом, нет ничего плохого в том, чтобы наложить вето при необходимости.
 
Многие задают вопрос, почему Россия принимает такую позицию в отношении Сирии. Возможно, позицию России восприняли неправильно или вы недостаточно четко ее обозначили?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: У всех разные взгляды. Иногда случаются разногласия. Мы регулярно проводим встречи с оппозиционными группировками. Позавчера в Нью-Йорке состоялась очередная встреча с одной из таких групп, представляющей Сирийский Национальный Совет, некоторые члены которой не поддерживают нашу стратегию.
 
Давайте посмотрим правде в лицо, мы столкнулись с массовой пропагандой. И, к сожалению, манипуляция мнением общественности имеет место каждый раз, когда случается крупный политический кризис. Сегодня в Совете Безопасности мне, к сожалению, довелось услышать, как мои коллеги из Великобритании и Франции высказывались по поводу внешней политики России, возмутительно искажая действительность и наши мотивы до неузнаваемости. Мы все делаем то, что мы должны делать.
 
Еще раз повторю, я считаю, что им следует заострить внимание на том, что могут предпринять именно они для поддержки Кофи Аннана, а не пытаться сорвать переговорный процесс и бросить все силы на оказание давления на Дамаск.
 
Что же будет дальше? Совет Безопасности ООН не пришел к единому мнению. Россия при этом заявляет, что поддерживает продление миссии наблюдателей ООН в Сирии. Однако работа миссии не оказала заметного влияния на ход конфликта. Какой смысл продлевать эту миссию, если она не справляется со своими задачами?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: Какой смысл будет, если миссия наблюдателей уйдет? Мы думаем, что у нас по крайней мере есть возможность получать объективную информацию. Если ситуация улучшится, то они уже будут на месте с тем, чтобы более активно участвовать в политическом процессе и заниматься гуманитарными вопросами. Вывод наблюдателей лишь вызовет отрицательные последствия, которых мы бы хотели избежать.
 
К сожалению, похоже на то, что мы снова вступаем в некое небольшое дипломатическое сражение – мы внесли это предложение о так называемом техническом продлении мандата миссии на 30-45 дней, и члены СБ в целом согласились, что в данных обстоятельствах это необходимо сделать.
 
Но тут, к сожалению, наши британские коллеги снова принялись за дешевые политические и дипломатические выходки, начали вносить политические условия и формулировки в проект резолюции, который они втихую вынули из-за спины, не предупредив ни нас, ни Китай, ни большинство других стран-членов СБ. Я уверен, что с американцами-то они должным образом посоветовались, а с остальными пятью ведущими членами – нет, а это определенно не является нормальной практикой в СБ. Но важно то, что сейчас нам снова предстоит обсуждение о техническом продлении без того, чтобы нагружать его политическими условиями и следствиями.
 
Позвольте задать финальный вопрос: среди некоторых международных СМИ ходят слухи, что супруга Асада уже бежала в Россию. Если режим Асада и правда падет, предоставит ли Москва ему убежище?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: Понятия не имею. Во-первых, насколько я знаю, супруга Асада имеет британский паспорт, поэтому ей гораздо проще приехать в Великобританию. Наши власти не раз повторяли, что подобные слухи - это всего лишь плод воображения, так что я ничего не могу добавить.
 
А если сам Асад обратится в Москву за убежищем?
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: Дела обстоят именно так, как я уже сказал. Наши власти не раз уже сказали, что это лишь фантазии, шутки. Мне нечего добавить.
 
Я думал, это вы говорите о его жене. Спасибо большое, с нами был Виталий Чуркин, Постоянный Представитель России при ООН. Благодарим, что уделили нам время и разъяснили позицию Москвы в этой кризисной ситуации.
 
ВИТАЛИЙ ЧУРКИН, постоянный представитель России в ООН: Не за что.

 

Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Россия Европа
теги
Башар Асад Ближний Восток Великобритания Виталий Чуркин вооруженный конфликт гражданская война Запад информационная война Иран Катар Китай ООН оппозиция резолюция Саудовская Аравия Сирия Совет Безопасности ООН США теракт убийство Франция ядерное оружие
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...