Bloomberg Оригинал

Иррациональный оптимизм Эрика Шмидта

Исполнительный директор Google Inc. Эрик Шмидт считает, что информированность гражданского общества приведет в результате к краху авторитарных вертикалей. Но все же в интервью американскому журналисту Джеффри Голдбергу он отметил, что: «Люди должны понимать, что найденному в Интернете не всегда можно верить».
Иррациональный оптимизм Эрика Шмидта
На днях, прочитав в Твиттере об одной особенно ужасной бойне среди мирного населения, которую проправительственные силы устроили в Сирии, я решил вбить в поисковик Google слова «Сирия» и «бойня».
 
Я хотел почитать о событиях в Сирии как можно больше материалов, как можно быстрее и из нескольких солидных источников.
В ответ на мой запрос поисковик (который Курт Андерсен в своем новом романе True Believers называет своего рода «искусственным серым веществом») предложил тысячи результатов. Но на первом месте при этом стояла статья не Bloomberg News, не Associated Press и The New York Times, а статья с сайта Russia Today, подконтрольной российским властям пропагандистской организации, которая занимается тем, что транслирует взгляды Кремля.
 
Вот заголовок на Russia Today: «Утечка: Шокирующие кадры сирийской семьи, предположительно убитой повстанцами (КАДРЫ СОДЕРЖАТ ЭЛЕМЕНТЫ ЖЕСТОКОСТИ И НАСИЛИЯ)». Следовавший за этим текст рассказывал об убийстве четырех человек и включал в себя следующее предложение: «По данным некоторых источников, это жестокое убийство было совершенно боевиками оппозиции».
 
Russia Today, естественно, отражает официальную позицию России и, освещая сирийскую интифаду, явно поддерживает режим, который уничтожил уже более 10 тысяч своих граждан. «Некоторые источники» — это явно источники в сирийском правительстве, и мы можем вполне обоснованно предположить, что зачастую они лгут, чтобы оправдать действия асадовской диктатуры.
 
Пропаганда и факты
 
Вообще-то я считаю себя довольно разборчивым потребителем информационного контента, когда речь идет о Ближнем Востоке. По крайней мере, я достаточно разборчив, чтобы отличить поддающиеся проверке факты от явной пропаганды. Однако мне кажется, что другие пользователи Интернета, в поисках информации набредающие на опусы Russia Today, могут быть не в курсе истинных целей и задач этого канала. Что подводит нас к логичному вопросу: почему бы Google не позаботиться о более адекватном представлении информации миру?
 
Исполнительный директор Google Inc. Эрик Шмидт (один из самых деятельных в мире проповедников высокотехнологичного образа жизни), у которого мне довелось на прошлой неделе взять интервью в рамках Аспенского фестиваля идей, заявил, что Google должен научиться ранжировать результаты поиска таким образом, чтобы в верхние строчки не попадала недостоверная информация. Однако Шмидт предупредил, что задача эта не из легких. Поэтому параллельно он дал еще один совет: «Люди должны понимать, что найденному в Интернете не всегда можно верить».
 
Ну что ж, проблема, можно сказать, решена. Оказывается, все произрастающие в Интернете теории заговора, препятствующие взаимопониманию на Ближнем Востоке, все измышления искателей «правды об 11 сентября» и рост активности апологетов «права почвы» с их претензиями к Обаме — все это перестанет быть проблемой, как только люди осознают, что не все в Интернете — правда.
 
Я спросил Шмидта, может ли он привести какие-либо примеры того, как Интернет пошел на пользу американской демократии. Ведь можно проследить своего рода взаимосвязь между расцветом Интернета и поляризацией внутренней политики в США, а также с превращением иррационального в часть мейнстрима.
 
— Вообще-то, создавая Интернет, мы вовсе не ставили перед собой такой задачи, — ответил Шмидт. — Но я думаю, большинство людей согласится с тем, что чем больше информации и мнений, тем лучше. В нынешней ситуации есть один очевидный вывод: обилие мнений требует постоянного проведения голосований, опросов и так далее. А наши политические процессы отличает как раз нехватка времени на размышления при принятии решений. Так что рано или поздно наши политические лидеры придут к выводу, что для принятия оптимальных решений имеет смысл дать себе подумать с недельку.
 
Последнее утверждение выглядит невероятным или не нашедшим подтверждения в имеющейся информации, как мог бы сказать сам немногословный Шмидт. Предположение, будто наши политики начнут тщательнее взвешивать свои решения в условиях все более возрастающего потока информации (как достоверной, так и недостоверной), выглядит несерьезно. Интересно, какой механизм будет стимулировать у политиков рассудительность?
 
— Ну, они же все выбраны народом, — ответил на это Эрик Шмидт. — И они могут напрямую общаться между собой.
 
— Вы всерьез в это верите? — спросил я его.
 
— Ну да. Ситуация ухудшится настолько, что в конце концов возобладает здравый смысл.
 
Я все не отставал, и тогда Шмидт предположил:
 
— Думаю, со временем эти проблемы сами собой разрешатся.
 
Религия Google
 
Я понимаю, что Google официально исповедует ту точку зрения, что интенсификация информационного обмена повысит информированность гражданского общества и приведет к краху авторитарных вертикалей. Ничто, даже неудачный опыт Google в Китае, где правительство настояло на соблюдении компанией требований цензуры, не может поколебать веры Шмидта в философию Google — хотя он отдает себе отчет в том, что Китай не в восторге от той модели будущего, которую предлагает его компания.
 
— Мы думали, что, согласившись на требования цензуры (которая нам не нравится), мы тем самым подтолкнем людей к активным действиям. Мы думали, что, потеряв свободный доступ к информации, люди взбунтуются, — объяснил мне Шмидт.
 
Но этого, как известно, не произошло, и в итоге Google перенес свои серверы в Гонконг, по ту сторону Великого китайского файрвола. «Мы ошиблись», — резюмировал Шмидт.
 
Однако это лишь временная неудача. Рано или поздно новые технологии помогут людям победить авторитаризм, убежден Шмидт, особенно когда мобильные устройства получат повсеместное распространение. С их помощью люди смогут предавать гласности преступления против человечества и на весь мир позорить своих гонителей.
 
Но и это не очень стыкуется с тем, что мы видим вокруг. Я привел Шмидту в пример Сирию: видеоматериалы, изобличающие зверства асадовского режима, регулярно выкладываются в YouTube, но сирийские власти, похоже, не испытывают больших угрызений совести по этому поводу.
 
— Негодяи есть везде, — ответил Шмидт. — Но это не значит, что все кругом негодяи. Даже в условиях авторитаризма власти в большинстве случаев способны испытывать стыд.
 
За наивные взгляды на природу человека редактор журнала Atlantic Алексис Мадригал окрестил Шмидта «радикальным оптимистом». Радикальный оптимизм — это, конечно, подходящая бизнес-стратегия для компании, которая хочет изменить наш способ познания мира.
 
Но вот в чем главный парадокс в мировоззрении Шмидта: его вера в то, что Интернет дает человечеству принципиально новую возможность прийти к истине путем обсуждений и дискуссий, сама по себе иррациональна.
 
Дата публикации 2 июля 2012 г.
 
 

 

 

Подпишись на наш Telegram-канал, чтобы не пропустить лучшие заметки ИноТВ
источник
США Северная Америка
теги
Google интернет
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...