MSNBC Оригинал

Русским нравится их роль в сирийской «игре»

Москва ведет двойственную политику в отношении Сирии: осуждает жестокость режима Асада и при этом выступает против смены режима, утверждает Роберт Малли из Международной кризисной группы. По его мнению, России просто нравится быть в центре событий и играть ключевую роль на Ближнем Востоке.

Как мы сообщали, из-за резни в Хуле Сирия сталкивается с растущим негодованием международного сообщества. США всё ещё надеются, что им удастся надавить на Россию, самого сильного союзника Асада, с тем чтобы тот в конечном итоге отказался от власти. Но есть ли признаки того, что это сработает? И если сработает, то когда? Как много на это уйдёт времени?

Роберт Малли – директор Ближневосточной и Североафриканской программы Международной кризисной группы, он также работал в Совете национальной безопасности при президенте Клинтоне. Спасибо, что пришли к нам.

РОБЕРТ МАЛЛИ, Международная кризисная группа: Спасибо, что пригласили.

Вы недавно вернулись из Каира, а до того были в России, так что вы побывали на месте и видели все своими глазами. Каковы ваши впечатления от России? Есть ли шанс, что Россия переменит курс и начнёт давить на Асада с тем, чтобы он постепенно отказался от власти?

РОБЕРТ МАЛЛИ: Может быть. Я говорю это с некоторым скептицизмом, но, думаю, это возможно. Они довольно долго играют на обе стороны. Они говорят, что не будут биться до последнего за сохранение режима Башара Асада, но при этом они против смены режима. Они говорят, что поддерживают «план из шести пунктов» — план Кофи Аннана по согласованному политическому переходу, но при этом не готовы давить на сирийский режим с тем, чтобы тот следовал этому плану. Даже в эти выходные они подписались под резолюцией Совбеза, довольно ясно осуждающей Сирию за резню в Хуле, но затем они заявили, что нужно расследовать, кто же её учинил.

То есть им неудобно поддерживать режим, но они также не хотят и внезапной смены режима – по их мнению, это нанесёт ущерб их интересам.


При этом они потребовали расследования в то самое время, когда представители ООН были на месте событий – там были «голубые каски», которые видели всё это в реальном времени и передали, что это, вне всякого сомнения, были либо сами власти, либо их приспешники.

РОБЕРТ МАЛЛИ: Я целиком за то, чтобы расследовать, что же именно случилось. Но мне кажется немного странным сначала подписаться под резолюцией Совбеза, по сути, возлагающей вину на режим, и при этом не быть уверенным, кто же там был.

Мне кажется показательной эта двойственность русских, а также то, что им нравится быть в самом центре игры. Они хотят, чтобы эта игра в какой-то мере продолжалась, потому что когда вы в последний раз разговаривали с кем-то о роли России на Ближнем Востоке? С тех пор прошли, наверное, десятилетия. А теперь они в самом центре событий, и им это в каком-то смысле нравится, поэтому они не могут быть слишком солидарными с режимом, но и быть к нему слишком враждебными тоже не могут.

Усложняет ли ситуацию то, что Владимир Путин вернулся к власти? Или цели Медведева и Путина в этом конкретном вопросе во многом совпадают?

РОБЕРТ МАЛЛИ: Не думаю, что разница так уж велика. То есть при президенте Медведеве русские согласились подписаться под резолюцией по Ливии, и Медведева за это очень критиковали. Если уж на то пошло, Путин занял бы в этом вопросе более жесткую позицию. Так что не думаю, что есть значительные перемены в том, что касается большей гибкости или жесткости по Сирии. Но у Путина есть авторитет, и при желании он может это изменить. Пока нет никаких признаков того, что они действительно хотят выступить за смену режима в Сирии.

Америку призывают делать больше, чтобы не… Я имею в виду в первую очередь Джона Маккейна, если говорить о нашей внутренней политике. Есть ли у США какие-либо варианты, кроме военных действий, на которые этот президент не пойдёт в год выборов?

РОБЕРТ МАЛЛИ: Во-первых, я не уверен, что он не пойдёт на них в год выборов. На мой взгляд, это зависит от трех вещей. Насколько тяжелой будет ситуация на местах – а то, что случилось в Хуле, определенно, склонило чашу весов в пользу одной из сторон. Во-вторых, каковы варианты дипломатических действий? Есть ли ещё эти варианты? И в-третьих, конечно, политика… Но я не знаю, будет ли третий момент решающим, если президент действительно решит, что есть военный вариант. Это ещё один фактор. Его ещё нужно убедить, что есть реальный военный вариант. В этом и заключается проблема. Столь многие из предлагаемых вариантов могут иметь разрушительные последствия для Сирии и для региона, который сейчас всего в шаге от масштабного конфликта.

Роб Малли, большое вам спасибо.

Дата выхода в эфир 29 мая 2012 года.

 

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
США Северная Америка
теги
Башар Асад Кофи Аннан резолюция Россия Сирия Совет Безопасности ООН сотрудничество США убийство
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...