Voice of America

США зря ищут рациональное зерно во внешней политике России

Ни американские жесты доброй воли, ни разумная целесообразность никак не влияют на внешнеполитический курс России, уверен американский аналитик Дэвид Саттер. По его словам, российское руководство специально создаёт образ врага, чтобы укрепить свои позиции у власти.

Продолжат ли россияне протестовать против президентства Путина? И как проникнуть в «Аль-Каиду»? Об этом в нашей передаче On the Line.

Это On the Line, и с вами Эрик Фелтен. В прошлое воскресенье по улицам Москвы прошли около десяти тысяч человек во главе с десятком писателей. Поэты и прозаики организовали эту прогулку, чтобы проверить, насколько в России остались возможности для мирных протестов. Ранее в этом месяце демонстрации против инаугурации Владимира Путина встретили слезоточивым газом и полицейскими дубинками. Но прогулку писателей полиция трогать не стала.

Как россияне реагируют на возвращение господина Путина? И что это означает для будущего России? Об этом я спрошу моего гостя Дэвида Саттера, сотрудника Гудзоновского института и Школы высших международных исследований Университета Джонса Хопкинса. Он также является автором книги «Это было давно и неправда: Россия и коммунистическое прошлое», которая вышла недавно в издательстве Йельского университета. Добро пожаловать и спасибо, что пришли к нам.

ДЭВИД САТТЕР, сотрудник Гудзоновского института и Университета Джонса Хопкинса: Спасибо вам.

Итак, каким сейчас представляется будущее протестов в России?

ДЭВИД САТТЕР: Можно предполагать, что будущее их ждёт довольно определённое. Потому что в обозримом будущем этот режим меняться не будет. Это очень коррумпированный режим, очень преступный. Поэтому причин для протестов будет предостаточно.

Ещё одной причиной может с большой вероятностью стать то, что в экономике, возможно, начнутся очень серьёзные проблемы. Россия зависит от цен на нефть. На нефть приходится около 75 процентов стоимости российского экспорта. И если эта цена существенно снизится, то в имеющихся обстоятельствах Россия погрузится в экономический кризис.

То, что люди на протяжении многих лет терпели путинский режим из веры в то, что Путин может принести процветание. Если он больше не сможет этого делать, то люди будут куда менее терпимы ко многому из того, что их в Путине не устраивало.


Для Путина только что начался шестилетний срок. Что касается выборов, то, похоже, широко распространено мнение, что они не были полностью честными, что без коррупции не обошлось. Но всё же полагают, что большинство голосов Путин, вероятно, действительно получил.

ДЭВИД САТТЕР: Большинство голосов он получил, потому что альтернативы ему в действительности не было. Жизнеспособных кандидатов от оппозиции устранили заранее, а те кандидаты, которые участвовали в гонке, представляли партии, находящиеся под контролем Кремля. И российским избирателям это прекрасно известно.

Если проанализировать итоги выборов, то мы видим, что явка составила 60 процентов. И, по данным российской наблюдательной организации «Голос», которая довольно хорошо представляла и представляет объективные результаты выборов, в действительности Путин набрал чуть больше 50 процентов. То есть в действительности его поддерживает всего около 30 процентов населения.

И нам нужно помнить о тех методах, которые использовались, чтобы люди за него голосовали. Мы говорим, что он получил большинство голосов, но тогда весь госаппарат работал на то, чтобы мобилизовать людей, чтобы те голосовали за одну партию, за одного кандидата – Владимира Путина.

В России была традиция механического, бездумного голосования. В конце концов, в Советском Союзе выборы были, явка составляла 99 процентов, и в списке был лишь один кандидат. Так что приходить на избирательные участки и голосовать за любого кандидата, за которого, по мнению властей, голосовать нужно, - вполне устоявшаяся в России традиция.

Будет ли в России место для оппозиции в ближайшие шесть лет? Во время последних выборов она во многом была отстранена. Сможет ли она проявить себя, может, на регионального выборах, будет ли она выдвигать своих кандидатов, перестраиваться?

ДЭВИД САТТЕР: В ответ на демонстрации предыдущий президент Медведев согласился на определённые реформы, в том числе  упрощающие процесс регистрации партий – ранее существовало минимальное число подписей, необходимых для того, чтобы зарегистрировать партию. Теперь необходимое число гарантированных членов партии значительно снижено. Так что складывается ситуация, при которой политические партии будут. Есть закон, запрещающий формирование коалиций, так что на данный момент создать единый оппозиционный блок невозможно, тем не менее система стала несколько более открытой.

Это касается и выборов губернаторов. Свободные выборы губернаторов были отменены в 2004 году после бойни в бесланской школе. С тех пор губернаторов назначали… назначал по факту Путин, или тот, кто был президентом. Теперь есть положение о выборах губернаторов, при этом условия, которые должны сопутствовать этим выборам, очень тяжелы и делают их очень затруднительными. Однако какое-то пространство создано, а система более открыта, чем раньше. Есть способы выразить недовольство, хотя есть и больше причин для недовольства.


Будут ли перемены в России исходить от оппозиционных политических партий? Или нам предстоит увидеть некоторое оживление, вызванное недавним маршем, прошедшим в эти выходные? Его возглавляли писатели – поэты, прозаики – которые пытались найти иной способ выражения – не через оппозиционные партии?

ДЭВИД САТТЕР: Оппозиционные партии, оппозиционные политики во многом давно уже присутствовали в обществе, и общество, на деле, во многом ищет альтернативы. До какой степени представители российской либеральной интеллигенции, творческой интеллигенции готовы взять на себя в России политическую роль – это нам ещё предстоит увидеть. В любом случае и традиционная оппозиция, и оппозиция творческая, если её можно так назвать, или оппозиция, которая состоит из людей, обязанные своей репутацией не политической деятельности, а творческой, нуждаются в какой-то программе. Им нужно предоставить какие-то решения тех фундаментальных проблем, которые стоят перед Россией, – чтобы собрать поддержку и действительно стать жизнеспособной альтернативой господину Путину.

Поговорим немного о взаимоотношениях России с США и остальным миром. При администрации Обамы США сделали усилие для «перезагрузки» отношений с Россией. Но президентская кампания в России была окрашена антиамериканизмом. Есть ли у этого какие-то нехорошие последствия, это как-то скажется на дальнейших российско-американских отношениях?

ДЭВИД САТТЕР: Судя по всему, если говорить об американской стороне, наши политики не воспринимают всерьёз последствия антизападной пропаганды, или всплеска антизападных настроений в России во время выборов. Но это ошибка, потому что на самом деле эта пропаганда отражает основополагающую истину, которая заключается в том, что российско-американские отношения не зависят ни от каких «перезагрузок», они не зависят от жестов доброй воли со стороны что Обамы, что любого другого президента.

Зависят они от внутренней ситуации в России. И потребности внутренней ситуации в России обуславливают отношение России к США. Если российское руководство почувствует, что его пребывание у власти становится шатким, оно сделает всё возможное, чтобы вновь утвердить своё положение при помощи антизападной, антиамериканской пропаганды, рассчитывая как-то сплотить народ вокруг себя в противостоянии общему врагу.

А насколько вероятно, что частью всего этого станет дискуссия вокруг попыток НАТО создать систему противоракетной обороны?

ДЭВИД САТТЕР: О, она станет ключевой частью, ключевой. Для Путина это станет возможностью показать, что он может принудить американцев к уступкам. Что Россия – мощная страна. Что к её мнению прислушиваются. И в действительности, конечно, Путину важно именно это, безотносительно сути дела. Он мог бы выбивать уступки по любому вопросу – справедливо, несправедливо, – и цель была бы та же.

То есть спор строится не на рациональных доводах о том, насколько этот противоракетный щит необходим для безопасности США и действительно ли он угрожает российской безопасности или российским средствам ядерного сдерживания – ничего подобного. Так думает Америка, и так спор будут вести американцы, но на деле это не имеет ничего общего с реальными мотивами, почему российская сторона занимает такую позицию. А ей нужно показать, что в каком-то вопросе она вынудила США пойти на уступки.


У нас остаётся совсем мало времени, но какие положительные процессы вы можете сейчас отметить в России, и с чем, по-вашему, будут связаны основные трудности в будущем?

ДЭВИД САТТЕР: Нынешние положительные процессы в России в том, что люди… гражданское общество пробуждается, и люди начинают задаваться вопросами, как они раньше терпели всё это беззаконие.

Но главной трудностью в будущем будет не просто сместить Путина – это как раз, на мой взгляд, самое лёгкое и, вероятно, произойдёт ещё до конца этого срока. Труднее всего найти условия для демократического будущего. И для России в следующие годы это будет очень непросто.

Дата выхода в эфир 17 мая 2012 года.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Публикуем в Twitter актуальные зарубежные статьи, выбранные редакцией ИноТВ
источник
Voice of America США Северная Америка
теги
Барак Обама Владимир Путин выборы демократия демонстрация избирательная система Кремль НАТО нефть оппозиция ПРО протест ракета репрессии Россия США
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...