RT

У России хватит резервов, чтобы справиться с новым кризисом

Новая экономическая рецессия не примет такие масштабы, как в 2009 году, отметил министр финансов России Алексей Кудрин. По его мнению, нынешняя финансовая конъюнктура и кризис в еврозоне не будут иметь для страны разрушительных последствий. Между тем, Запад не принимает необходимых антикризисных мер, сохраняя устаревшую систему экономики.

По мнению аналитиков, развитые экономики ожидает новый кризис: долговой кризис в Европе грозит распространиться на новые страны. Неясно, как свой гигантский долг будут выплачивать США. Прогнозы аналитиков весьма и весьма мрачные. Чтобы выяснить, как поведёт себя Россия с учётом перспектив мировой экономики, мы побеседуем с министром финансов России Алексеем Кудриным.

Большое спасибо, что нашли для нас время, Алексей Леонидович.
 
АЛЕКСЕЙ КУДРИН, министр финансов России: Здравствуйте.
 
Премьер-министр России Владимир Путин заявил о том, что Россия пережила разгар кризиса. На самом деле теперешний уровень безработицы в России ниже, чем до кризиса. Нам хорошо известно: то, что Россия выстояла во время этого жесткого экономического кризиса несколько лет назад, этим страна обязана именно вам. Мы говорим о стабилизации, других мерах, которые вы разработали. Однако сейчас мы наблюдаем новую волну проблем в мировой экономике. Возможно, не за горами новый экономический кризис. Может ли Россия справиться с ним, используя те же методы, или нужно изменить меры борьбы?
 
АЛЕКСЕЙ КУДРИН: Новая волна всё-таки ещё не называется «кризисом». Есть какие-то кризисные явления, предвестники. Но всё-таки сейчас большинство экономистов склоняется к тому, что новой рецессии не будет, а будут низкие темпы роста, но на длительный период: несколько лет, даже десятилетий. Конечно, это повлияет и на Россию - это снижение спроса на наши товары: нефть, газ, металлы. Но всё-таки в России мы ожидаем более высокие темпы роста. Такие оценки также дают западные специалисты. Наши темпы около трёх-четырёх процентов – неплохие, и мы не ожидаем такого же падения в экономике, как в 2009 году, когда ВВП буквально упал на 5,9 процента.
 
Есть варианты более пессимистичного сценария, но большинство аналитиков склонны считать, что второй волны такого масштаба не будет. В этих условиях нам по-прежнему следует сохранять бдительность и готовность, если всё-таки будет разворачиваться самый плохой сценарий, применить те же методы. У нас остаются неплохие резервы. Их поменьше, но в целом столько, сколько потребовалось в прошлый раз. Так что если это не затянется, то нам удастся использовать их и выйти из кризиса. Но, конечно, если это будет дольше, надо будет корректировать свою политику. Но пока, я думаю, у нас всё неплохо.
 
В России грядут выборы. Вы заявили, что останетесь в правительстве, если проведут реформы. Какие реформы вы имеете в виду? Каких реформ нам стоит ожидать, если Дмитрий Медведев станет председателем правительства?
 
АЛЕКСЕЙ КУДРИН: Я всё-таки хотел бы сказать, что моя судьба ещё не известна. Я сказал, что я готов работать на любой должности, которая способствует проведению реформ. Это могут быть очень разные должности – и не только в правительстве.
 
Но если говорить о реформах, то это реформы, прежде всего, структурные для нашей экономики: они начинаются с пенсионной системы, приватизации, расширения конкуренции в нашей экономике, регулирования тарифов, либерализации целого ряда отраслей, где сегодня превалирует государство и государственное регулирование цен.
 
Это жилищно-коммунальное хозяйство – его реформа ещё не завершена. А это касается буквально каждого гражданина, и здесь ещё много-много нужно делать. Это самостоятельность и полномочия регионов. Это финансовый сектор, где нам тоже нужно повышать и прозрачность, и устойчивость финансовых структур. Надзор за ними, чтобы деньги вкладчиков были более надёжно защищены.
 
Вот такого рода реформы нужно проводить. И я уже, наверное, сказал: пенсионная реформа – безусловно, приоритетна. Мне кажется, в некоторых случаях мы много тратим бюджетных средств, не получая должного эффекта: в здравоохранении и образовании, где необходимы более высокие стандарты, и затрачиваемые деньги нужно грамотно соразмерять с ожидаемым качеством. Мы, возможно, не всегда это делаем грамотно.
 
В результате таких реформ во всех этих секторах должно наблюдаться улучшение: повышение уровня образования, медицинской помощи, качества предоставляемых услуг. Следовательно, необходимо, чтобы потребность в таких новых услугах не приводила к новым налогам. Должен быть грамотный баланс.
 
Давайте обсудим долговой кризис, с которым столкнулись страны с развитой экономикой. Россия хранит большую часть своих сбережений в ценных бумагах зарубежных предприятий, но тем не менее, как сообщают, Россия наполовину урезала свои зарубежные инвестиции в бумаги американского министерства финансов из-за опасений, что США могут объявить дефолт.
 
АЛЕКСЕЙ КУДРИН: Это не совсем так. Данную информацию в прессе мы перепроверяли – и она не очень полная и базировалась только на опросах отдельных участников рынка. Сейчас мы не сокращаем наше участие в облигациях США. Примерно 45 процентов наших золотовалютных резервов в них сохраняются. Облигации правительства США остаются всё равно наиболее надёжными сегодня на рынках. И мы пока не боимся в них инвестировать.
 
Да, они могут меняться в цене, но принципиально больших рисков для инвестирования в американские обязательства нет. Их достаточно, они ликвидны, мы уверены, что на протяжении многих лет платёжеспособность американского государства будет сохраняться. Поэтому сейчас беспокойств особых нет.
 
Думаю, если руководство США примет шаги, направленные на консолидацию своего бюджета и урезание расходов, его стабильность увеличится, и у нас не будет опасений насчёт надёжности долларовых активов. Поэтому, конечно, мы ждём таких шагов со стороны руководства США. Это может быть поднятие налогов или урезание расходов, но по прошествии нескольких лет мы хотели бы увидеть снижение американского дефицита.
 
Долговой кризис в Европе угрожает Италии, Испании, Португалии. Как, по-вашему, сможет ли Европа противостоять этому жестокому финансовому кризису, не уничтожив еврозону? Каким образом возможный крах евро может повлиять на Россию?
 
АЛЕКСЕЙ КУДРИН: Мы всё-таки надеемся, что европейские государства проявят волю – у них есть необходимые ресурсы – и спасут и Грецию, и предотвратят разгорание пожара. Тем не менее такие риски сохраняются.
 
Вместе с тем, конечно, если долговой кризис разгорится, он впрямую меньше на нас влияет, потому что у наших банков нет долговых обязательств Греции. Банкам Германии, Франции будет сложнее: у них появятся бумаги, по которым нельзя будет рассчитаться. Это вызовет проблемы у таких банков. Проблемы с кредитами этих банков, проблемы на этих рынках – потому что банки всё-таки являются ведущими институтами. И это, в свою очередь, скажется на росте, а уже это может косвенно сказаться на нас. Но я хотел бы подчеркнуть, что мы примем такие же ответные меры, как при прошлом кризисе. Но в этот раз кризис будет иметь гораздо меньшие последствия.
 
Буквально недавно в СМИ велись горячие споры о том, что страны с развивающейся экономикой, страны БРИКС, то есть Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка, могут протянуть руку помощи Европе, возможно, путем скупки их долговых обязательств. Россия уже хранит 45% своих резервов в активах, преимущественно в евро. Может ли она позволить себе купить больше европейских долговых обязательств?
 
АЛЕКСЕЙ КУДРИН: Наши резервы потихонечку наращиваются. Мы всё время что-то докупаем. Но в данном случае мы будем докупать в большей степени не вот эти страны рискованные, больше мы готовы вкладывать в облигации Евросоюза, стабилизационного фонда еврозоны. Таким образом, через гарантии еврозоны наши деньги могут поступить на поддержку. В этом смысле мы будем брать риск не на «плохие» страны, а в целом на страны еврозоны.
 
Вот этот механизм – он позволит мобилизовать наши ресурсы. Мы готовы участвовать. Это как бы расширение инструментов вложения наших средств. Они вполне надёжны. То же самое: мы готовы давать дополнительные ресурсы МВФ и посредством МВФ, помощь для поддержки этих стран. То есть мы можем предоставлять ресурсы, используя многосторонние инструменты – МВФ или стабилизационный фонд еврозоны. Для нас это выгодно. Это инвестирование в наши финансы.
 
Недавно я слышала выступление президента Всемирного банка Роберта Зеллика, в котором он говорил о том, как должен измениться мир. В частности, он говорил о лицемерии западных экономик по отношению к развивающимся экономикам. Вот как он об этом отозвался, я хочу вам это зачитать. Он сказал: «Когда страны с большим бюджетным дефицитом преподают бюджетную науку бедным странам, они на самом деле говорят следующее: делай, как я велел, но не как я поступаю. Когда страны отдают дань свободной торговле и ограничивают развивающиеся страны барьерами, они на самом деле говорят: делай, как я велел, но не как я поступаю. Мир, где живут по этому принципу, принесет вред всему. Старые порядки могут и должны измениться».
 
Как, по-вашему, это и есть тот подход, который привел к экономическому кризису, который сейчас переживают развитые страны? Угрожает ли он затронуть и другие страны?
 
АЛЕКСЕЙ КУДРИН: Модель действия западных стран всё-таки несколько устарелая. И, пожалуй, большое потребление, низкие инвестиции и сбережения всё-таки спровоцировали этот кризис. И сейчас, по сути, многие западные страны не готовы сократить своё потребление и тем самым сохраняют модель докризисного развития. Это не позволяет выходить из кризиса. Действительно, их потребление не обеспечено реальными экономическими результатами. Это потребление в долг. Поэтому, я думаю, есть проблемы у западных стран, и сейчас они пытаются решить их печатным станком, но это откладывает решение.
 
Мы не можем сейчас точно экономически предсказать, даст ли это использование печатного станка, поддержка искусственного спроса результат, чтобы запустить мотор западной экономики. Пока, после всего, что сделала Федеральная резервная система, этого не случилось. Сейчас мы видим, что ситуация ухудшилась, потому что этих мер оказалось недостаточно, и можно ожидать, что печатание денег возобновится. Повторю, эта модель экономического развития не идеальна. И одалживают деньги страны с развивающимися рынками, такие как Китай, Россия и даже Бразилия, а также ряд других стран с золотовалютными резервами. Эту несправедливую схему нужно изменить. Собственно говоря, эта схема и привела к кризису.
 
Всем известно, что российская экономика очень зависит от цен на нефть. Вы говорили, что ожидаете падение цен на нефть до 60 долларов за баррель через три-четыре года. Сможет ли Россия выдержать такое падение?
 
АЛЕКСЕЙ КУДРИН: Мы ожидаем, что это падение, конечно же, снизит наш экономический рост до нуля или чуть ниже нуля, но, в принципе, для бюджетной политики - мы сможем справиться в течение года с такими низкими ценами. Затем нам нужно будет аккуратно перестраивать свою бюджетную политику и сокращать расходы. Но в целом, на год или даже два мы готовы обеспечить стабильность и исполнить все обязательства.
 
Большое спасибо, что нашли для нас время.
 
АЛЕКСЕЙ КУДРИН: Вам спасибо.
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Россия Европа
теги
Алексей Кудрин Греция долг евро Европа МВФ нефть экономика экономический кризис
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...