RT

«Я потерял семью из сорока человек»

На льду стадиона, где должен был состояться матч ярославского «Локомотива» с минским «Динамо» прошла церемония памяти погибших игроков. Из всей команды на роковой рейс не попал лишь Максим Зюзякин, которого тренер попросил остаться в Ярославле до следующего матча. В интервью Зюзякин подчеркнул, что хоккеисты были для него настоящей семьей, которая теперь потеряна безвозвратно.

Российский хоккей понёс тяжёлую потерю, о которой скорбят в стране и по всему миру. Команда «Локомотив» почти в полном составе погибла в авиакатастрофе на пути в Минск. В белорусской столице прошла эмоциональная церемония памяти жертв этой трагедии.

 
Болельщики держали флаги и шарфы с именами погибших в катастрофе. На льду стояли их портреты. Во время церемонии игроки минского «Динамо», которые должны были сыграть с «Локомотивом», в знак уважения забили символические голы в свои ворота.
Як-42 разбился на взлёте недалеко от Ярославля, в результате катастрофы погибли 43 человека. Самолёт предположительно не смог набрать нужную высоту и врезался в антенну рядом со взлётно-посадочной полосой.
 
В трагедии выжили двое, они получили серьезные ожоги и другие травмы и в настоящее время проходят лечение. Один из игроков команды не попал на роковой рейс. С ним побеседовал корреспондент RT Шон Томас.
 
Знаменитые колокола Ярославля звонят о всеобщем горе – леденящее душу напоминание о трагедии, оборвавшей жизни одних из ярчайших людей города.
 
БОЛЕЛЬЩИК: Я многих ребят знал лично. Что я могу сказать? Они были святыми. О многих из них могу это сказать. Они были жизнерадостными, любили жизнь и хотели жить. Они в нашу жизнь приносили столько радости.
 
В четверг начался трехдневный траур и болельщики ярославского «Локомотива» собрались в одном из главных соборов города.
 
БОЛЕЛЬЩИК: Я не могу сказать, как себя чувствую. Для меня это очень серьёзная потеря. Хуже этого только родных было бы потерять. Они для меня были как семья.
 
Для тысяч болельщиков эта скорбь – одна на всех. Но для одного человека, Максима Зюзякина, трагедия превратилась в личный кошмар. Он единственный игрок команды, не полетевший тем роковым рейсом. Тренер сказал ему отдохнуть и присоединиться к команде в следующем, московском матче.
 
МАКСИМ ЗЮЗЯКИН, игрок «Локомотива»: Для меня это просто ужасно. Хоккейная команда – это семья. Я потерял семью из сорока человек, с которыми очень долго был близок.
 
Максим поддерживает идею воссоздания клуба «Локомотив». Но как выживший чувствует себя виноватым.
 
МАКСИМ ЗЮЗЯКИН: С семьями их я ещё не встречался. Представляю, как это тяжело. Это трагедия для меня. Я стараюсь не думать о том, повезло мне или нет, что я не летел тем самолётом.
 
Сейчас, чтобы душевная рана начала заживать, ему необходимо положиться на сообщество, объединённое общей скорбью.
 
ШОН ТОМАС, корреспондент RT: Скорбящие продолжают прибывать в этот храм в центре Ярославля. И понятно, что для них это не просто авиакатастрофа, но потеря команды, которая занимала столь важное место в жизни горожан. И которую они будут помнить всегда.
 
Шон Томас, RT, Ярославль.

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
Россия Европа
теги
авиакатастрофа Россия трагедия траур хоккей Ярославль
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...