TVN24

Смоленский туман застал врасплох и пилотов, и диспетчеров

В Варшаве опубликовали неизвестные ранее фрагменты переговоров в Смоленске в день катастрофы 10 апреля 2010 года. Они не противоречат итогам расследования, но показывают, какой хаос и неразбериха были как в кабине пилотов, так и в диспетчерской.

Информация и выводы не изменились. Между июльским отчетом Ежи Миллера и опубликованным протоколом работ его комиссии существенных различий нет, подчеркивают эксперты.

 

Если протокол - это сборник материалов, то отчет был меньше по объему: дается пояснение к протоколу. Но именно поэтому здесь приведена более полная расшифровка переговоров. Все они сведены в таблицу. Хотя это не имеет существенного значения для интерпретации тех событий, но мы читаем такое впервые.

ВТОРОЙ ПИЛОТ: Десять часов и туман?

 

ШТУРМАН: Серьезно, нет. Откуда-то берется туман, они этого вообще не учли.

 

ВТОРОЙ ПИЛОТ: Во сколько мероприятия начинаются?

 

КАПИТАН: Не знаю. Но если мы не посадим самолет, то они не успеют.

 

Пилоты не ожидали таких плохих погодных условий. Спрашивают: приземлился ли «ячек», то есть Як-40. «Может, приземлился, может, успел до тумана», - эти фрагменты удалось восстановить центральной криминологической лаборатории полиции.

 

ВТОРОЙ ПИЛОТ: А наша метеослужба больше беспокоилась о «яке», чем о нас. Говорили, что должно стать получше. Позже погода должна была наладиться.

 

ЭДМУНД КЛИХ: Командир и члены экипажа боятся, что если не приземлятся, то пассажиры не попадут на начало церемонии. Трудно в этом признать какое-то давление. Но это указывает на психологическое состояние экипажа.

 

В 8:15 неопределенное лицо сообщает, что президент хочет позвонить. Восемь минут спустя начальник дипломатического протокола Мариуш Казана спрашивает у экипажа разрешения присутствовать в кабине пилотов. Другой фрагмент посвящен сообщению о таких же плохих погодных условиях во время посадки в Гданьске. Из записи непонятно, прошел ли туман или самолет его преодолел.

 

МАЧЕЙ ЛЯСЕК, член комиссии Ежи Миллера: Самый важный фрагмент, который нам удалось разобрать и который мы опубликовали в декабре, - это слова командира экипажа: «Отходим», - что противоречило данным, опубликованным МАК.

 

Второй пилот не предлагал уйти на второй круг, как заявляли в Межгосударственном авиационном комитете. Решение озвучил сам капитан - значит, оно было официально принято.

 

ЯН ОСЕЦКИЙ, соавтор книги «Последний рейс. Причины смоленской катастрофы»: Эксперты, которые работали для Миллера и его комиссии, разобрали на записях «черного ящика» намного больше, чем удалось россиянам. И это неудивительно, во-первых, потому что польский язык поляки понимают лучше, чем россияне. Во-вторых, у комиссии Миллера было больше времени.

 

Польские специалисты разобрали больше россиян также и в записях из российской диспетчерской. Там, мы наблюдаем, в переговорах царит неразбериха, сильнейший стресс, проклятия, сомнения: всем ли трем ожидаемым самолетам - «яку», «илу» и польской «тушке» - удастся приземлиться.

 

«Что-то не так», - говорят в смоленской диспетчерской. - «Мы расставим отражатели», - предлагает координатор аэродрома. Руководитель группы полетов отвечает: «Да, такое распоряжение я уже дал».

 

КООРДИНАТОР АЭРОДРОМА: Они обо всем знают. Скорее всего, у них не получится.

 

Звучат также и новые фамилии. Среди прочих: Фролов, Марченко, Иванович.

 

ИОАННА КОМОЛКА, обозреватель TVN24: Факт присутствия там еще и неизвестных нам ранее людей наталкивает нас на мысль, что хаос в диспетчерской был намного больше, чем мы думали. Мы знаем, что были проблемы с пониманием английского языка.

 

«Туман идет волнами. Это дурдом. Очень плотный туман», - слышны крики в диспетчерской. - «Полякам надо сообщить: им ни к чему взлетать». Это 7:28 - минута, как самолет уже в воздухе. «У нас нет даже минимального уровня видимости. Ничего нет», - опасаются россияне усиливающегося тумана.

 

ИОАННА КОМОЛКА: Россияне сами удивлены переменами в погодных условиях. Они просто не знали до конца, что делать. Сущая неразбериха на земле. Но также надо признать, что хаос был и в кабине польского самолета.

 

В кабине пилотов - это можно увидеть на кадрах, иллюстрирующих приложение №4 протокола, - 6 долгих секунд после слов капитана «высота - сто метров» не принимается никакого решения.

 

Богдана Рачковская, TVN24.

 

 Дата выхода в эфир 06 сентября 2011 года.

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
TVN24 Польша Европа
теги
авиакатастрофа Катынь Лех Качиньский МАК отчет расследование Смоленск
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG