CNN

Российская надежда мировой оперы

Очаровательная и талантливая оперная дива Анна Нетребко стала настоящей суперзвездой, имиджу которой могут позавидовать поп-певицы. А для мира оперы россиянка стала новой надеждой на то, чтобы оживить этот вид искусства и привлечь к нему внимание широкой публики, сообщает CNN.
Российская дива Анна Нетребко – редкое явление в мире оперы: очаровательная певица с имиджем, которому могла бы позавидовать любая поп-звезда. И толпы поклонников это подтверждают.
 
ПИТЕР ГЕЛБ, генеральный директор театра Метрополитен-опера: Она определённо не вписывается в стереотипы того, как должна выглядеть и вести себя оперная певица. Но я надеюсь, что и сами стереотипы меняются.
Как бы то ни было, о Нетребко часто говорят как об одном из величайших сопрано среди ныне живущих исполнителей.
 
АНТОНИО ПАППАНО, главный дирижёр Лондонской Королевской оперы: Анна приближается к вершине своей карьеры. Но я думаю, что для исполнителя её уровня и вершина – не предел.
 
АННА НЕТРЕБКО, оперная певица: Если петь на самом деле не умеешь, серьёзно к тебе никто относиться не будет. Ни привлекательность, ни эксцентричность особо не помогут. Потому что профессия эта очень серьёзная.
 
У известной во всем мире российской певицы сопрано есть дом в Вене, в родном Санкт-Петербурге и здесь – в Нью-Йорке.
 
Она идет на репетицию в нью-йоркский театр Метрополитен-опера.
 
АННА НЕТРЕБКО: Сейчас буду репетировать «Дона Паскуале» – замечательную оперу Доницетти. Мы ставили эту оперу пять лет назад, она шла с большим успехом, и сейчас мы её возродили. Это будет репетиция с фортепиано на сцене, которая займет весь рабочий день – примерно шесть часов. А жаль: уж больно погода сегодня хорошая!
 
На данном этапе репетиции основное внимание уделяется работе на сцене, а не музыке.
 
АННА НЕТРЕБКО: Мы начали на прошлой неделе и через несколько дней мы будем на сцене. Это всего лишь подготовка, и сейчас на сцене мы делаем ошибки, потому что время на ней ограничено и стоит дорого.
 
До премьеры – всего две недели. Постановкой руководит австрийский актёр, комедиант и режиссёр Отто Шенк.
 
ОТТО ШЕНК, актер и режиссер: Это прекрасно! Можешь сделать своему партнёру небольшой комплимент. Маленькую приятность. Да, да, да.
 
АННА НЕТРЕБКО: Он замечательный. Он не только режиссёр, но и актёр…
 
ОТТО ШЕНК: Не «эй-эй»! «Э», «э» - нужно покороче!
 
АННА НЕТРЕБКО: То, что он предлагает тебе – даже небольшие жесты, даже маленькие смешки – они всегда такие забавные.
 
ОТТО ШЕНК: Дорогие мои, можете танцевать и поэлегантней. Сейчас тяжеловато…
 
Я просто отметил такую вещь: она полностью поглощена работой.
 
Анна играет Норину, лукавую вдовушку, которая задумала хитростью женить на себе богатого дона Паскуале.
 
МАРИУШ КВЕЦЕНЬ, баритон: Посмотрите на неё, она же просто… она – Норина! Молодая, красивая, талантливая, эксцентричная. И когда она выходит на сцену, не влюбиться невозможно.
 
ОТТО ШЕНК: Она естественно и совершенно потрясающим образом прислушивается к музыке, а это именно то, что мне нужно на сцене – петь глазами, петь телом.
 
АННА НЕТРЕБКО: Для того чтобы играть комическую оперу, вы должны уметь двигаться, прыгать, быть смешным и чувствовать своего героя. Это не просто опера, это одновременно опера и театр.
 
ОТТО ШЕНК: Да, отлично, очень правдоподобно. Молчу…
 
Я люблю так называемые комические оперы, люблю ставить их очень правдоподобно, а для этого нужны вот такие Нетребко.
 
Я надеюсь, что люди будут смеяться и им понравится. Это не пустая забава. И она относится к этому не как к забаве. Она воспринимает некий дух, и  может вдруг стать озорной и опасной. В театре приходится быть озорным. И в этом она мастер.
 
С тех пор как 17 лет назад всерьёз началась ее карьера, Нетребко с легкостью добивалась успеха и очаровывала залы самых престижных оперных театров мира. Попутно, благодаря своей живости и обаятельности, она получила статус суперзвезды, нетипичный в мире классической музыки.
 
Она стала лицом оперы. У неё есть собственные видеоклипы, она даже снималась для журнала Playboy. Как знаменитость Анна может сравниться с иными поп-звёздами.
 
Но начиналось всё совсем по-другому.
 
Анна родилась в российском городе Краснодаре и ещё в раннем детстве поняла, что хочет петь. Позже она переехала в Санкт-Петербург, чтобы учиться оперному пению в консерватории.
 
Отчаянно надеясь хотя бы приблизиться к сцене, она стала работать уборщицей в Мариинском театре, знаменитом классическими постановками. И там однажды за мытьём полов её заметил руководитель театра – маэстро Валерий Гергиев.
 
ВАЛЕРИЙ ГЕРГИЕВ, художественный руководитель Мариинского театра: Она – моё детище!
 
Впервые я увидел Анну Нетребко, когда ей было лет двадцать. В коридорах Мариинского театра. Я поразился: такая красивая девушка работает в театре простым полотёром! Должен сказать, это было необычно. К моему огромному удивлению, несколько месяцев спустя, после проб 5-10 молодых певцов подошла ещё одна – и я сразу узнал эту девушку. Это была Анна.
 
АННА НЕТРЕБКО: Я была очень молодой. Мне было 22 года, очень молодой возраст. Я один раз спела на пробах, им очень понравилось, и они сказали: «Тебе надо спеть для Гергиева». Я спела для Гергиева, и он сказал: «Я тебя помню! Так ты ещё и петь умеешь? Хорошо! Приятный сюрприз!».
 
ВАЛЕРИЙ ГЕРГИЕВ: Она сразу продемонстрировала, что у неё есть навыки. Может быть, она была немного неопытной в вокальном плане, когда она выступала, но она сразу же показалась исключительно интересной. Было что-то в ее пении и игре, и я решил, что рискнуть стоит.
 
Риск окупился. От девушки-цветочницы Анна быстро перешла к главным ролям. И сейчас ей нет равных.
 
На российскую диву Анну Нетребко постоянный спрос во всем мире. Сегодня она в Лондоне. Направляется в Королевский оперный театр.
 
АННА НЕТРЕБКО: И как-то так всю жизнь: два месяца здесь, один – там, неделя – где-то ещё. Завтра утром мы уезжаем. Да, сумасшедшая жизнь!
 
Пошли! Служебный вход.
 
Анна играет заглавную роль – трагическую юную героиню Манон.
 
АННА НЕТРЕБКО: Она очень надменна. То, как она со всеми обращается… Мне нравится!
 
Вы, конечно, не такая.
 
АННА НЕТРЕБКО: Нет, нет, я очень добрая! Я просто играю. Я снова умру… Так грустно.
 
Ежедневная рутина подразумевает полноценную разминку перед каждым выступлением.
 
Как и у всех оперных певцов, роли, которые может играть Нетребко, зависят от диапазона и тембра её голоса, а не от актерского мастерства.
 
АННА НЕТРЕБКО: В опере всё зависит от голоса и возможностей. У меня лирическое сопрано, то есть я могу исполнять определённые роли. Обычно это юные девушки. Если бы у меня было драматическое сопрано, я бы играла Тоску и всех этих серьёзных драматических героинь. Но нет… пока нет…
 
Переход к драматическим ролям Нетребко осуществит, когда почувствует, что её голос к этому готов.
 
После рождения сына, Тьяго, в 2008 году она заметила, что перемены могут произойти раньше, чем она ожидала.
 
АННА НЕТРЕБКО: Это естественно. Мой голос меняется. Думаю, что именно после рождения ребенка голос вдруг стал «большим». Иногда я читаю у критиков: «У неё чересчур «большой» голос, Ей нужно двигаться в сторону драматического репертуара»… Возможно. Этим я и пытаюсь заниматься. Но медленно! Потому что, если менять репертуар чересчур быстро, можно уничтожить голос, голос начнёт, что называется, дрожать. Это плохо, в таком случае петь уже нельзя.
 
Ту-ту! «Ту-ту!» - это поезд.
 
ТЬЯГО ШРОТТ, сын: Ту-ту!
 
АННА НЕТРЕБКО: Ребёнок родился у меня довольно поздно. У меня ушло некоторое время, чтобы понять, что происходит и как с этим справляться. Это совсем не легко, но это здорово! Мне это нравится. В этом – моё счастье. Ты – моё счастье.
 
Что касается ежедневного поддержания своего голоса, это, по словам Анны, не требует особых усилий.
 
АННА НЕТРЕБКО: Я не ем лук и чеснок перед выступлением просто из вежливости к моим партнёрам. На самом деле я вообще не люблю запах чеснока. Большинство певцов очень чувствительны к сухости воздуха или к кондиционерам. Я не из таких. Пытаюсь не быть такой.
 
Просто пьете воду – и всё?
 
АННА НЕТРЕБКО: Я даже воду не пью. Употребляю спиртное – и всё.
 
Дома я музыку не слушаю. Я бы не сказала, что музыка находится со мной круглые сутки. И, к сожалению, я крайне ленива. Я не разучиваю партии, 10 минут – максимум.
 
Чтобы потренироваться в течение этих нескольких минут в день, Анна уходит в другую комнату.
 
АННА НЕТРЕБКО: Ниже на октаву. Я не хочу петь в полный голос, потому что это очень громко, и бедные соседи, возможно, будут жаловаться. Хотя иногда я так делаю. И после этого я не могу играть… Чтобы выйти выступать перед зрителями – даже если и не на сцене, а в маленькой комнате – я должна быть полностью готова, я не могу допускать ошибки. То есть, могу, конечно, но это невежливо.
 
Не обращая внимания на звуки фортепиано, которые издаёт её сын, Анна несколько минут в день освежает пьесы в памяти перед тем, как отправиться на репетицию.
 
Но дело не только в нотах – на сцене очень важна громкость её голоса. Оперным певцам приходится петь поверх оркестра без микрофонов.
 
ПИТЕР ГЕЛБ: Оперный певец стоит на сцене перед трёхтысячной аудиторией без усиления голоса. Нигде не спрячешься.
 
АННА НЕТРЕБКО: В большом театре приходится издавать звук, который должен не гаснуть рядом с тобой, а лететь далеко-далеко. С сопрано всё в порядке, наши голоса разносятся далеко, там, так сказать, много высоких частот. Так что для нас это легко.
 
Голос очень важно точно направить. Сейчас звучит так, как будто голос доносится отсюда. Не из носа, но все же откуда-то оттуда. Так много всего: не из носа, но отсюда, не отсюда, так оттуда. Так объяснить тяжело. Когда берешь высокие ноты, нужна большая дыхательная поддержка. А если очень громко, это бьёт по голове вот тут.
 
Как-то так. Извините, что так громко. Здесь в комнате звучит громко, но в большом зале будет в самый раз.
 
Российская оперная дива Анна Нетребко записывает новый альбом, в котором будет присутствовать широко известная духовная секвенция «Stabat Mater» Перголези.
 
АННА НЕТРЕБКО: Эта музыка по-настоящему глубоко меня тронула. Даже не знаю. Ещё когда я её услышала в самый первый раз – учась в консерватории. Я была просто потрясена красотой этой музыки. Я всегда хотела это спеть.
 
Анна Нетребко – необычная оперная певица, чей имидж соответствует мейнстриму. Он построен по законам поп-индустрии, и цель – привлечь внимание широкой публики. Осознав «рыночную стоимость» её лица, компания звукозаписи устроила Нетребко фотосессию для обложки альбома в покинутой церкви в Восточном Лондоне.
 
АННА НЕТРЕБКО: Боже, это место просто потрясающее!
 
АНДРЕАС БЕРНХАРДТ, гримёр: Помню, когда я был маленьким, меня немного пугали эти крупные тёти с громкими голосами. Но вдруг появляется Анна Нетребко, которая на сцене выглядит, как Мэрилин Монро, только брюнетка. И я вдруг понял… эти «крупные тёти»… они могут быть очень привлекательными!
 
Анна приехала на фотосессию с собственными творческими идеями.
 
АННА НЕТРЕБКО: У меня есть парик в стиле Леди Гаги. Он не создавал мой имидж. Оно как-то само получилось.
 
АНДРЕАС БЕРНХАРДТ: Голос – из России. Платье – от Marciano. Обувь – от Christian Louboutin. Волосы – от Леди Гаги. Ради этого стоит попробовать.
 
АННА НЕТРЕБКО: Сложно оставаться серьёзной. Потому что хочется смеяться.
 
Многие заявляют, что у меня нет голоса, нет таланта, и что вокруг меня просто раздули шумиху. Но знаете, в одно ухо влетает, в другое вылетает – что бы обо мне ни думали, я продолжаю фотографироваться.
 
ВАЛЕРИЙ ГЕРГИЕВ: Когда певица с прекрасным сопрано сама по себе прекрасна, это сразу добавляет ей трудностей: люди начинают говорить, что она, конечно же, добилась всего своей внешностью. В случае с Анной Нетребко это совсем не так.
 
АННА НЕТРЕБКО: Если петь на самом деле не умеешь, серьёзно к тебе никто относиться не будет. Ни привлекательность, ни эксцентричность особо не помогут. Потому что профессия эта очень серьёзная.
 
И хотя к фотосессии Анна подошла по обыкновению творчески и весело, в окончательном варианте обложка отражает всю серьёзность этого великого произведения духовной музыки.
 
В Нью-Йорке, меж тем, всё ближе премьера «Дона Паскуале».
 
АННА НЕТРЕБКО: Первая репетиция на сцене всегда очень захватывает. Потому что видишь декорации, чувствуешь зал. Обожаю такие репетиции, это потрясающе.
 
Актёры доводят постановку до совершенства. Напряжённости добавляет то, что она будет транслироваться в прямом эфире в кинотеатры по всему миру.
 
ПИТЕР ГЕЛБ: Мы хотим сделать оперу как можно доступнее. Конечно, когда Анна будет петь в «Доне Паскуале», в кинотеатрах будет аншлаг.
 
После недели подготовительных репетиций пора научиться ориентироваться в недавно установленных декорациях.
 
АННА НЕТРЕБКО: Хотя декорации в зале и обозначены, настоящие – это совершенно другое дело.
 
МУЖЧИНА: Ещё раз! Что тут случилось?
 
АННА НЕТРЕБКО: Что-то треснуло.
 
АКТЁР: Я наступил – оно и треснуло.
 
МУЖЧИНА: Давайте ещё раз.
 
АННА НЕТРЕБКО: Нет, посмотрите: мне кажется, треснуло что-то ещё…
 
Комическая опера «Дон Паскуале» стала для Анны удачным уходом от её обычного амплуа трагической обречённости.
 
АННА НЕТРЕБКО: Как же здорово не умирать в финале! Наконец-то! Так надоело умирать! «Богема», «Травиата», «Манон», «Ромео и Джульетта» - всегда над тобой рыдает тенор. Нет! На этот раз никакой смерти! Веселье! Веселье, много действий, много движений – одна из моих любимых ролей.
 
Спустя всего неделю Метрополитен-опера гостеприимно открывает двери перед любителями искусства.
 
ЗРИТЕЛЬ: Я парижанин и приехал сюда специально на эти выходные, чтобы увидеть и услышать Анну Нетребко.
 
Передаваемая в прямом эфире по всему миру, постановка «Дона Паскуале» стала для мира оперы ещё одной возможностью завоевать сердца широких масс – благодаря звёздному статусу Анны.
 
ВАЛЕРИЙ ГЕРГИЕВ: Кажется, что в реальной жизни она никогда не бывает скучной, никогда не бывает подавленной. На сцене же она может сыграть трагедию, драму, радость, стремительность, тоску. Невероятное умение перевоплощаться, устремляться от собственного «я» в музыку, в роль. Она рождена, чтобы играть и петь на сцене.
 
АНТОНИО ПАППАНО: Классической музыке нужны такие люди, как Анна. Те, которые делают своё дело с таким мастерством, что любой человек с улицы почувствует, что его хотят вовлечь в этот мир.
 
АННА НЕТРЕБКО: Не знаю, помогаю ли я кому-то донести классическую музыку до широкой аудитории. Может быть, не знаю. Но аудитории нужно узнать о классической музыке, полюбить её: и этот образ, и саму музыку. Вот что самое главное.
 
Материал предоставлен CNN International.
Перевод выполнен RT.
 
Дата выхода в эфир 29 августа 2011 года.

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
CNN США Северная Америка
теги
искусство культура Нью-Йорк россияне театр
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...