RT Оригинал

«В Иране больше свободы, чем в других странах»

В Иране больше плюрализма и политических свобод, чем на Западе - об этом в интервью RT заявил Махмуд Ахмадинежад. Иранский президент коснулся многих международных проблем, в том числе и отношений Ирана с Россией. По словам Ахмадинежада, две страны должны оставаться друзьями и всячески развивать сотрудничество.

Президент Ахмадинежад, спасибо, что нашли время, чтобы поделиться с RT Вашими взглядами по внутриполитическим и международным вопросам. Если позволите, я начну с событий, за которыми на протяжении последних шести месяцев следила вся международная пресса: с волнений в Северной Африке и на Ближнем Востоке, которые принято называть «арабской весной». Каково Ваше мнение об этих событиях?

 
Я знаю, что Вы высказывались по этому поводу раньше, но, возможно, Ваше мнение изменилось? Считаете ли Вы, что революции в арабском мире действительно народные, и что они приведут к демократии, или они были организованы внешними силами?
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД, Президент Ирана: Во-первых, позвольте мне поприветствовать зрителей вашего канала. Сейчас в Иране идет священный месяц Рамадан, когда мы наслаждаемся милостью, которую Аллах в этот месяц дарит всем людям на Земле. В великий месяц Рамадан Аллах определяет судьбу всех людей на будущий год. Это месяц доброты и любви, и я надеюсь, что в течение Рамадана все люди Земли будут относиться друг к другу с добротой, принимая божью милость.
 
Вы задали очень важный вопрос. Недавно мы стали свидетелями очень важных событий в нашем регионе и в Северной Африке. Есть несколько важных вещей, на которые мы все должны обратить внимание. Не только жители этих регионов, но и весь мир, недовольны положением вещей в мире. Эта ситуация несправедлива. В мире сильно классовое неравенство, давление, конфликты и войны. Целые нации ежедневно терпят унижения. Сегодня все люди хотят жить достойно, они требуют справедливости. Все нации стремятся к справедливости - и народы Ближнего Востока и Северной Африки желают того же. Эти народы показали, что они способны сами управлять своими странами, способны достигнуть своих целей.
 
Важно отметить случаи вмешательства НАТО во внутренние дела региона. НАТО вмешалось в ситуацию в Ливии. Совет Безопасности ООН совершил ошибку: вместо бомбардировщиков им следовало послать в Ливию группы посредников, чтобы подготовить страну к свободным выборам под эгидой ООН. Избранный кандидат был бы принят народом Ливии. Вместо этого Совет Безопасности второпях одобрил резолюцию, что привело к осложнению ситуации, к гибели людей и уничтожению инфраструктуры в стране.
 
Вы не могли бы объяснить, в чем для Вас разница между беспорядками в Сирии и революцией в Египте? Перед тем как Хосни Мубарак покинул свой пост, Вы призывали народ Египта – я цитирую – «продолжать протесты во имя свободы, чтобы иметь возможность выбирать своих лидеров и форму правления». Почему этого не может произойти в Сирии? В чём для Вас разница между этими странами?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Не только у Ирана особый взгляд на беспорядки в Сирии. Многие страны смотрят на них по-другому. Например, США и Европа по-разному смотрят на беспорядки в Ливии, Бахрейне и Сирии. У них три разных позиции по этим трём странам. Причина такого отношения лежит в области внутрирегионального баланса и того, какие позиции занимают третьи страны.
 
Нужна ли Ирану либерализация? Думали ли Вы о возможности реформ, которые со временем могли бы привести к подобным событиям? Беспокоит ли Вас такая возможность?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Мир нуждается в свободе. И, мне кажется, более всего в ней сейчас нуждаются Европа и США. Существует ли сегодня в Европе настоящая свобода? Существует ли свобода в США? Они избивают людей на улице!
 
Мне понятно то, что Вы говорите, но в Иране есть проблема с правами человека. Озабоченность ситуацией с правами в Иране выражала ООН, как и многие другие международные организации. Бывший премьер-министр Мусави и бывший спикер парламента сейчас находятся под домашним арестом. Почему власти Ирана не хотят демократизации, не хотят прислушаться к народу? Мы все видели демонстрации, оспаривавшие результаты выборов 2009 года, когда Вы пришли к власти. Считаете ли Вы, что Иран нуждается в переменах?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Как вы считаете, какой процент населения должен проголосовать на выборах? Какой должна быть явка? Разве 85% - это мало? В мире существует 35 типов демократии. Британская демократия отличается от немецкой, как и американская от российской. В нашей стране тоже есть своя демократия. Я думаю, проблема прав человека универсальна. В Европе, как и в США, Азии и Африке, нарушаются права людей. Права человека не соблюдаются полностью. Вы знаете такую страну, где права человека соблюдались бы полностью? Не думаю.
 
Однако вы назвали некоторые имена. Я считаю, что наша судебная система достаточно четко объяснила нынешнюю ситуацию. В Иране есть независимая судебная система, прозрачные юридические процессы. Если кто-то нарушает закон, эта система обязана предпринять соответствующие шаги. Никто не может приказывать нашим судьям, и я не могу: наша судебная система независима.
 
Последний вопрос на эту тему. Считаете ли Вы, что правительство Ирана в достаточной мере прислушивается к критике? Ведь критики достаточно. Прислушиваетесь ли к ней Вы сами?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Я считаю, что в Иране больше свободы, чем в других странах. К голосам критиков прислушиваются в большей степени, чем в других странах. Я поддерживаю связь с народом. У нас есть свободная пресса, которая критикует правительство. Если вы ищете здесь идеал демократии, то вы не найдете его ни в одной стране мира. Я считаю, что Иран в этом отношении – одна из лучших стран мира. Мы никогда не говорили, что совершенны. Не надо сравнивать.
 
Поговорим о ваших ближайших соседях: Бахрейне, Йемене, Ливане, Ираке, Палестине. Некоторые из этих стран жалуются, что вы вмешиваетесь в их внутренние дела. Они правы?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: О каких странах вы говорите?
 
В марте этого года Вы отозвали своего посла из Бахрейна, а представитель министерства внутренних дел Ирана сказал, что присутствие иностранных войск в Бахрейне недопустимо.
 
Также в апреле страны Персидского залива: Саудовская Аравия, Объединённые Арабские Эмираты, Катар, Кувейт, Бахрейн, Оман – выразили глубокую озабоченность насчёт того, что они назвали иранским вмешательством в их дела после Вашего протеста против присутствия иностранных войск в Бахрейне.
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Вот вы говорите… Мы сделали что-то плохое, сказав, что нельзя убивать людей в Бахрейне? Что плохого мы сделали? Вы называете это «вмешательством»? Кто использует военную силу в Бахрейне? Мы? Кто вмешивается во внутренние дела в регионе? Покажите мне хотя бы одно место в мире, где присутствуют вооружённые силы Ирана. Нет таких мест в мире. А силы Великобритании, Соединённых Штатов и НАТО окружают нас отовсюду. Они окружили Иран. И эти же силы говорят, что Иран вмешивается во внутренние дела региона. Что ещё сказать?
 
Поговорим ещё об одном Вашем соседе - Ираке, - о котором частенько говорят как о заднем дворе Ирана. И этот «задний двор» стал ареной очень многих событий за последние восемь лет. Сейчас американцы выводят оттуда свои войска. Как Вы оцениваете эти последние восемь лет? И что Вы думаете об этом комментарии, что «Ирак – ваш задний двор»?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: У Ирана с Ираком особые отношения. У нас общая история. Граждане наших стран заключают между собой браки. Многие граждане Ирана родились в Ираке, и многие граждане Ирака родились в Иране. Каждый год много туристов посещают страны друг друга. Между нашими народами есть глубокая историческая связь. Например, с иракским президентом, премьер-министром, министрами – шиитами, суннитами или курдами – в парламенте – они все друзья. Они и наши друзья. Мы сохранили очень дружественные отношения. Мы бы хотели, чтобы Ирак был независим, со своими суверенными правами. Для нас это будет самое лучшее.
 
Как Вы представляете развитие этих отношений в последующие десять лет?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Мы сохраняем очень дружественные отношения, развиваем наши связи, культурный обмен. У нас свыше тысячи километров общей границы с Ираком. Происходит также регулярный обмен официальными делегациями. Думаю, что между Ираном и Ираком нет проблем.
 
Следующее, о чём я бы хотел сегодня поговорить с Вами, – ядерный вопрос. Иран уже отвечал на него, но я бы хотел задать его ещё раз, если можно. Не так давно Иран объявил, что увеличил производство новых центрифуг более высокого качества для создания более высококачественного урана. Вопрос: зачем? Я знаю, что Вы всегда говорите, что Ирану не нужно ядерное оружие, Иран – мирная страна. Вместе с тем многие на Западе этому не верят, а, напротив, чувствуют, что вопрос недостаточно прозрачный. Полагаете ли Вы, что действия Ирана должны быть более прозрачными?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Вы действительно считаете, что это люди на Западе озабочены этим или это политики? Нам тоже не нравится, что у других стран есть ядерное оружие. Если мы выступаем против ядерных вооружений, мы должны поднимать оппозицию имеющимся ядерным арсеналам. В настоящее время ядерные арсеналы есть у Бельгии, Германии, Италии, Японии. Это серьёзная угроза международному сообществу.
 
То есть, если говорить прямо, в неком будущем Вы можете захотеть иметь ядерное оружие сдерживания?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Никогда! Никогда!  Мы не хотим ядерное оружие и не ищем возможности его иметь. Это оружие направлено против людей. Мы против него, исходя из наших убеждений. Наша религия говорит, что оно запрещено. Мы – религиозны. Во-вторых, сегодня у ядерного оружия нет возможностей. Если какая-либо страна попытается создать ядерную бомбу, она фактически затратит огромное количество денег и прочих ресурсов. При этом она создаст огромную опасность для себя самой. Международный баланс определяется не наличием ядерных арсеналов, а жизнью людей.
 
У американцев есть атомные бомбы. Смогли ли они победить в Ираке или Афганистане? Смогло бы ядерное оружие помочь израильтянам победить в Ливане и Газе? Помогло ядерное оружие Советскому Союзу избежать распада?
 
Ядерное оружие – это то, что было в прошлом столетии. Новое же столетие – век знаний и мысли. Это век людей. Это век культуры и логики. Ядерное оружие не будет определяющей силой в мире. Сила – в людях, а не в оружии. Цель нашей страны и нашего народа – мир для всех. Это наш лозунг. Ядерная энергия для всех, а ядерное оружие ни для кого. Это наша цель.
 
Всё, что мы делаем, отслеживает МАГАТЭ, и все наши действия в области ядерной энергетики находятся под контролем соответствующих органов. У МАГАТЭ на Иран нет ни одного документа. Так что это просто необоснованные претензии Соединённых Штатов. И у них нет свидетельств того, что Иран сворачивает на путь получения ядерного оружия.
 
Я бы хотел вернуться к мирной стороне вашей ядерной программы чуть позже – её гражданскому аспекту, Бушерской АЭС. А пока поговорим о возможной агрессии. Рассматриваете ли Вы вообще возможность того, что США или Израиль нанесут против вас ядерный удар и начнут военные действия? Это Вас беспокоит?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Они хотят сделать это. Но они знают о нашей мощи. Они знают, что наш ответ будет очень решительным.
 
Что Вы имеете в виду, говоря: «решительный ответ»?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Наш ответ будет сокрушительным. И это нормальная реакция. В нашем языке есть пословица: «Если кто-то бросил маленький камень, в ответ надо бросить камень побольше». Мы защищаемся в рамках наших возможностей. Однако я надеюсь, что они никогда не придут. Нет причин начинать войну. Зачем им на нас нападать?
 
То же самое касается Израиля? Нет причин наносить против них превентивный удар? Вы рассматриваете этот сценарий?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Случай с сионистским режимом другой. Этот сионистский режим был создан с целью агрессии. Он был создан для обеспечения интересов Запада. Если сионистский режим не будет терроризировать, захватывать и угрожать, то он не будет существовать. Их создали исключительно для этой цели. За последние шестьдесят лет они делали именно это и вели себя соответственно. Вместе с тем, им нужно посмотреть на карту мира и узнать о нашей истории и геополитике.
 
Мы только что говорили об одном аспекте ядерной программы, поговорим же о гражданском аспекте и Бушерской АЭС, строительство которой продолжается уже многие годы – хоть её и официально открыли, она до сих пор не функционирует полностью.
 
У Вас всегда были тесные отношения с Россией – Россия отвечала тем же. На сегодняшний день существует некоторый финансовый спор с Россией, в частности, «Росатомом», который помогал в строительстве. Не могли бы Вы пояснить, в чём состоит этот спор, и, более существенно, не приведёт ли он к задержке окончательного запуска АЭС?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Я только от Вас здесь это услышал. У нас был разговор с президентом Медведевым, который сказал, что препятствий для работы нет, и запуск АЭС состоится в положенный срок, по графику. Разумеется, следует соблюсти все меры предосторожности.
 
Конечно же, Ваша страна с нетерпением ждёт того момента, когда Вы сможете запустить эту АЭС, чтобы иметь ядерную энергию. Вы знаете, когда будет запуск и станция даст ток?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Она уже готова, а до конца года произойдёт полный запуск АЭС. Так что проблем нет. Само собой, это часть наших взаимоотношений. И мировое сообщество это также ясно увидит. Всё мировое сообщество наблюдает за тем, как Россия строит АЭС.
 
Поговорим о религии, если можно. Всё больше мы слышим о разных вероисповеданиях: шиитах, суннитах, алавитах  - и расколах между ними. Почему столько много разговоров в последнее время о религиозном расколе в исламе? Не могли бы Вы просветить нас в этом вопросе?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: А что, есть насилие между шиитами и суннитами? Где вы это видели?
 
Всё больше разговоров о том, что происходит религиозный раскол.
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Между всеми людьми есть различия. Всегда. Мы верим, что религия есть единственная истина. Бог не посылал нам христианство, ислам или иудаизм. Они не отделены друг от друга. Бог не делал каких-либо различий между народами. Бог всех любит. И Бог создал всех людей равными. И религия предлагается Всемогущим Аллахом для блага людей.
 
Есть только одна религия. Иисус Христос предложил ту же самую религию, но пропорционально возможностям людей, тех, кто жил две тысячи лет назад. И Моисей предлагал ту же религию, но пропорционально возможностям людей, что жили 2600 лет назад.
 
А Пророк ислама тоже предложил ту же религию, но уже совершенную. Разве нет конфликтов и разногласий между христианами, или христианами и иудеями? Думаю, что если кто-нибудь такой же, как Пророк, придёт к нам от Аллаха, то он сможет нам дать истину о религии. Он представит истину о религии, и не будет разрывов, разногласий и споров между людьми. И мы увидим, что христиане, иудеи, мусульмане, католики, протестанты будут говорить на одном и том же языке, потому что всё человеческое сообщество ищет благоденствия, а путь к спасению только один.
 
Давайте поговорим о Китае. Эта страна быстро развивается и активно продвигает себя здесь, в Иране. Каким Вы видите развитие Ирана по отношению к Китаю? Вы будете продавать им больше энергии в будущем?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: У нас с Китаем двусторонние отношения. Иран и Китай – две важные и крупные страны, с многовековыми цивилизациями и культурами. Мы всегда поддерживали дружественные связи. И на сегодня у нас полностью совпадают взгляды на то, как развиваются события на международной арене. Но общий знаменатель наших отношений основан на принципе мира, справедливости и безопасности для всех.
 
Я бы хотел спросить также о Ваших отношениях с Россией. Они всегда были весьма хорошими. Вместе с тем, они немного пошатнулись, когда Россия впервые решила присоединиться к санкциям против Ирана, и Вы заявили, что это недопустимо. Каковы Ваши нынешние отношения с Россией?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Иран и Россия – два соседа. И географически всегда останутся ими. Этот факт нам не изменить, потому что не можем убрать земли. Мы должны оставаться друзьями. И мы должны понимать языки друг друга. У нас много общего. И это общее не направлено против других стран. Напротив, они в интересах всех стран. Мы должны грамотно пользоваться всеми этими ресурсами и общими взглядами.
 
Каждый год у меня были успешные переговоры с господином Путиным. У меня также были очень продуктивные переговоры с президентом Медведевым. Надеюсь, что мы сможем расширить наши двусторонние отношения, особенно что касается нынешних экономических и политических изменений в мире. Иран и Россия могут предложить общие решения нынешних международных проблем. Обе стороны должны улучшить свои связи и контакты. Надеюсь, что таким образом мы сможем улучшить наши двусторонние отношения.
 
Давайте поговорим немного лично о Вас. В 2013 году подходит к концу Ваш второй и последний срок на посту президента Ирана. Что Вы собираетесь делать после восьми лет столь напряженной работы, есть ли у Вас уже какие-нибудь планы и чего Вам будет не хватать?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Я оптимистично смотрю на завтрашний день и думаю, наш мир ожидает прекрасное будущее. Все люди объединятся, научатся любить друг друга и оценят значимость правосудия. Таким образом, каждый примет участие в устройстве честного и единого мирового порядка. Иран тоже ждет светлое будущее, у нас впереди свободные выборы – и я уверен, что наш народ примет верное решение - кто бы ни вышел победителем. Люди имеют право свободно избирать того, кого захотят, и я им в этом помогу. Я сохранил должность профессора в университете, и я продолжу служить своему народу в университете или где-нибудь ­еще.
 
Какой части работы вам будет больше всего недоставать?
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Самого себя (ха-ха).
 
Что ж, у Вас еще будет немного времен для себя. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Благодарю Вас за то, что уделили немного своего ценного времени RT International.
 
 
МАХМУД АХМАДИНЕЖАД: Напоследок я хотел бы сказать одну вещь вашим телезрителям. Мы любим всех людей, независимо от его или ее цвета кожи, национальности и языка; каждый человек достоин уважения. Нам печально видеть, как кого-то притесняют, как люди живут в бедности. Нам жаль, что наш мир раздирают конфликты.
 
Мы надеемся, что придет день, когда всему этому настанет конец. Главные ценности нашей страны – это мир, благосостояние, защищенность, дружба и уважение ко всем остальным людям. Для того чтобы достичь всего этого, все нации должны объединится и построить счастливое будущее для наших детей - и я верю, что это произойдет.
 
Господин президент, спасибо большое.
 

 

 

 

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
RT Россия Европа
теги
АЭС Иран Махмуд Ахмадинежад НАТО Россия
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...