TVN24

Загадка катастрофы «обросла» новыми фактами

14 томов с материалами о смоленской катастрофе направляются в Варшаву. Есть ли в них документы, которые позволят обвинить в крушении польского борта номер 1 российских диспетчеров, - разбиралась обозреватель TVN24.

У нас в студии - Иоанна Комолка, которая следит за этим делом. Здравствуй. Чего нам до сих пор больше всего не хватало из того, что может быть в этих 14 томах?

 

ИОАННА КОМОЛКА, обозреватель телеканала TVN24: Собственно, документов, касающихся статуса аэродрома и описывающих правовые положения, которые действовали тогда не только там, но и на всей территории России. Это первое.

Второе - это условия допуска аэродрома к приему таких самолетов, как польский борт номер 1. Это очень важные документы, которых прежде не хватало. Следует напомнить, что конкретно находится в переданных материалах. Польская сторона просила их уже давно, еще в первых запросах о правовой помощи. Это очень важные документы, потому что позволяют прокурорам выяснить чрезвычайно важные вещи: соответствовало ли букве закона или было противозаконно то, что происходило тогда на аэродроме, и то, как действовали диспетчеры, должны ли они были запретить посадку, было ли у них такое право или нет.

 

Как в той наделавшей шуму пресс-конференции, на которой Михаил Гуревич заявил, что, согласно правилам, диспетчеры были обязаны запретить посадку, ведь там погодные условия были ниже минимума.

 

ИОАННА КОМОЛКА: Ну да. Документов, подтверждающих те его слова, у нас не было. Но, как нам известно, польская прокуратура этот вопрос...

 

О невыполнении должностных обязанностей, приводящем к угрозе для жизни людей.

 

ИОАННА КОМОЛКА: Разумеется, утверждать это прокуроры не могут, поскольку нет документальной основы. Поэтому следователи говорили об этих материалах еще в одном из первых запросов, а в последующих просьбу о передаче повторяли. На одной из пресс-конференций генеральный прокурор очень долго зачитывал список просьб, документов, которые нам нужны. Речь шла также о сведениях, касающихся диспетчеров. Кто они, какими располагали полномочиями. Без этого вообще невозможно предъявить каких-либо обвинений и, более того, изучить этот момент. Пока остается вопрос: находятся ли эти материалы в 14 переданных томах.

 

Есть и другой вопрос. Он находится за юридическими рамками. Этого ждали прокуроры и семьи погибших. Протоколы вскрытия. Этот очень щекотливый вопрос до сих пор не закрыт. Есть ли документы в томах? Судя по тому, что говорили россияне, похоже, нет.

 

14 томов мы получили из России. У них следствие тоже продолжается. Сколько оно может еще продлиться?

 

ИОАННА КОМОЛКА: Думаю, что долго. Как говорят эксперты, знакомые с российским законодательством, их следствие может продлиться еще долго. Межгосударственный авиационный комитет во главе с Татьяной Анодиной закончил свое расследование. Это одно. Они выпустили отчет, который стал материалом для расследования российских прокуроров. Следователи продолжают проводить экспертизы. Российская сторона сообщала, что они изучают обломки президентского самолета, эксперты вновь изучат бортовые самописцы. Похоже на те процедуры, которые осуществляет польская сторона. Это займет время. Ходят слухи, что завершат, возможно, к концу этого года. Но это пока исключительно слухи.

 

Скажи, а о чем могут спрашивать российские прокуроры, приезжающие к нам в Польшу?

 

ИОАННА КОМОЛКА: Думаю, что хотят поговорить и допросить тех свидетелей, которые могут пролить свет на то, как проходила организация полета. Этим вопросом МАК вообще не занимался. А российской прокуратуре такая информация необходима. Кто, в какой момент, за какой этап отвечал при подготовке? Все ли выполнили в полной мере свои обязанности? Думаю, это хотят прокуроры узнать, допросить просто свидетелей, которых не могут допросить у себя, то есть польских чиновников.

 

Насколько это будет повторять то, что собираются сделать польские прокуроры?

 

ИОАННА КОМОЛКА: Скорее всего, повторит. Неясно, смогут ли польские прокуроры официально провести совместные допросы, чтобы не дублировать друг друга. Хотя известно, что при реализации российских запросов польской прокуратурой, к сожалению, многие вопросы повторялись. Сначала свидетелей допрашивали польские следователи, потом их снова вызывали для допроса россиянами.

 

Иоанна Комолка для вас. Обозреватель TVN24. Она занимается всеми обстоятельствами смоленской катастрофы. Спасибо тебе большое.

 

Дата выхода в эфир 06 апреля 2011 года.

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
TVN24 Польша Европа
теги
авиакатастрофа Катынь Лех Качиньский МАК отчет Польша Россия
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...