Euronews

Лукашенко: для газового конфликта не было причины

Президент Белоруссии в интервью Euronews заявил, что Россия использовала поставки газа как инструмент политического давления на Белоруссию накануне президентских выборов.

Газовый конфликт между Россией и Белоруссией привел к сокращению поставок газа в некоторые европейские страны. Хорошо, что сейчас лето, и никто не замерз. Спор в конце концов разрешился: Белоруссия заплатила долг за газ России, а Россия примерно такую же сумму заплатила Белоруссии за транзит.

 
Белорусский президент Александр Лукашенко в интервью каналу Euronews заявил, что Москва в данном случае использовала газ в качестве инструмента политического давления на Минск.
 
АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО, Президент Белоруссии: Пожалуйста, можно все это снять. Вот – проплата нашего долга в долларах, в рублях.
 
АЛЕКСЕЙ ДОВАЛЬ, корреспондент Euronews: Это 23 июня.
 
АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО: Да, вчера мы заплатили в середине дня и просим «Газпром»: пожалуйста, снимите ограничения по подаче газа. Литва там, вроде бы еще европейские страны обиделись, что они недополучают газ. Но это не к нам претензии. Это претензии к «Газпрому». Они завинтили вентиль на 60 или сколько процентов. Они закрыли, оставили только 40 %. При чем здесь мы?
 
АЛЕКСЕЙ ДОВАЛЬ: Последнее время выстраивалась определенная цепочка. Вы, Белоруссия, не признала независимость Южной Осетии и Абхазии, затем вы не вступили в Таможенный союз. Приютили у себя бывшего президента Киргизии. То есть, делали все не так, как хотела бы Россия. Стоят ли вот за этим газовым конфликтом политические причины?
 
АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО: Вопрос глубже: у них глаз горит на государственную собственность в Белоруссии, которая сегодня не приватизирована, и хотят прихватить ее по дешевке. Во-вторых, им не нравится здесь Лукашенко, поскольку, видите ли, независимость очень рьяно отстаивает. Сто процентов. Есть другие личные мотивы, о которых вы тоже хорошо знаете. Ну и много других моментов. Не нравится наша политика, надо отстроить и, в принципе, знаете, вот, размышляя имперски, как наши журналисты говорят, они таким образом хотят удержать Белоруссию в сфере своего влияния. Имперское мышление в том и состоит, что надо взять, завернуть, наклонить, прижать, удавить.
 
АЛЕКСЕЙ ДОВАЛЬ: То есть, вы считаете, что в данном конфликте газ был использован в качестве инструмента политического давления?
 
АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО: Газ – это повод. Они говорят, что это спор хозяйствующих субъектов. Какой же спор, если после встречи с Медведевым мы договорились, что он разберется во всех вопросах, в том числе и в газовых, нефтяных, по пошлинам и так далее. Позвонит мне, скажет результат. Через два дня вижу сюжет из фильма, несколько кадров: сидит Медведев, сидит Миллер, и он ему дает указания. Все ж это срежиссировано было. Ультиматум, пять дней, заплатить. Как же заплатить за пять дней, если вы нам больше должны? Почему не платите? То есть, не было причины для конфликта. Абсолютно не было причины. Они должны были заплатить 260 миллионов, мы бы им перечислили сразу 187 миллионов. Здесь не было причины.
 
АЛЕКСЕЙ ДОВАЛЬ: То есть, здесь было именно политическое давление?
 
АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО: Надо отстроить, надо наказать. Ну и потом я уже в СМИ замечаю на основных каналах, их Первом канале, на других, они уже начали выговаривать тезис о президентских выборах в Белоруссии. Все абсолютно ясно. Идет давление накануне президентских выборов в Белоруссии. И наша оппозиция, и они считают, что Лукашенко ради сохранения власти перед выборами, чтобы Лукашенко Кремль поддержал и признал, сдаст все. Мне не надо, еще раз подчеркиваю, никакая поддержка. И мне не надо сегодня никакие признания, кроме белорусского народа. Выберет белорусский народ Петрова, Сидорова, Иванова в Белоруссии – быть ему президентом здесь.
 
АЛЕКСЕЙ ДОВАЛЬ: Практически заканчивается этот конфликт. Чего они добились-то?
 
АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО: Ну, они добились того, что Европа лишний раз убедилась, что надо искать более интенсивно альтернативные пути поставки углеводородного сырья, что на Россию надеяться абсолютно нельзя. Но они же это знали!
 
АЛЕКСЕЙ ДОВАЛЬ: Скажите, господин президент, а если вам все сложнее достигать компромиссов с Россией по различным вопросам, может быть, настало время развернуться на 180 градусов и встать на путь европейской интеграции?
 
АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО: Вы знаете, Алексей, ну, во-первых, политика, большая политика не терпит никаких разворотов. Резких разворотов – тем более. Это первое. Второе, давайте будем объективны, нас, что, в Европе ждут? У Европы сегодня столько проблем с этими 27 государствами, что им сегодня не до Белоруссии, и не до Украины, и не до других. В этом плане не хочу сказать, что мы, у нас, в Белоруссии, не любят Европу, не понимают, не хотят жить, как в Европе. Нет, это присутствует, но наши люди, Алексей, хотят жить в своей стране. Мы никуда не будем поворачивать, разворачивать, мы останемся на своем клочке земли. Мы будем жить здесь, не создавая никому никаких проблем. Нашим соседям прежде всего. А наш сосед с одной стороны – Россия, с другой стороны – Европейский Союз. И мы никогда проблем этих не создавали, если нас не пытались наклонить, если нас не пытались силой понудить к решению каких-то проблем и каких-то вопросов. Мы будем жить на своей земле, как суверенное независимое государство, не создавая никому никаких проблем.
 
АЛЕКСЕЙ ДОВАЛЬ: Большое спасибо за интервью.
 
АЛЕКСАНДР ЛУКАШЕНКО: Спасибо вам.
 
ДЕНИС ЛОКТЕВ, корреспондент Euronews: Это было интервью Президента Белоруссии Александра Лукашенко. За комментарием со стороны «Газпрома» мы обратились к официальному представителю российской газовой компании Сергею Куприянову. Здравствуйте!
 
СЕРГЕЙ КУПРИЯНОВ, официальный представитель «Газпрома»: Добрый день!
 
ДЕНИС ЛОКТЕВ: Президент Белоруссии сказал нам, что для этого конфликта никаких экономических оснований не было. Действительно, «Газпром» был также должен Белоруссии, и сумма вашего долга была даже значительнее. Для чего же потребовалось перекрывать вентиль?
 
СЕРГЕЙ КУПРИЯНОВ: Дело в том, что мы уже неоднократно обращались к нашим белорусским коллегам с совершенно законной просьбой или, можно сказать, требованием погасить накопившуюся задолженность за поставки газа. Однако этого сделано не было до последнего времени. При этом, когда речь идет о том, что якобы существовала какая-то встречная задолженность, надо просто понимать, что мы действуем в строгом соответствии с контрактом, в котором четко прописаны и принципы определения цены, и принципы определения тарифа на транзит.
 
ДЕНИС ЛОКТЕВ: Президент Лукашенко сказал, что Минск был готов расплатиться в течение двух недель, просил вас о дружественной отсрочке. Почему нельзя было подождать две недели? 
 
СЕРГЕЙ КУПРИЯНОВ: Можно было. Мы ждали. И не только две недели, а гораздо больше. Первое предупреждение Минск получил в марте. Второе – в апреле. Сейчас июнь.
 
ДЕНИС ЛОКТЕВ: В Минске вашу настойчивость объясняют иначе, они говорят, что ваша компания используется в качестве орудия политического давления на Белоруссию в преддверии президентских выборов. Что вы на это скажете?
 
СЕРГЕЙ КУПРИЯНОВ: В таком случае нужно сказать: сказав «а», нужно сказать и «б». В чем именно заключается это давление и каких именно целей мы пытаемся достичь таким образом? Сейчас конфликт практически разрешен. Чего мы добились, кроме получения тех средств, которые мы и так должны были получить?
 
ДЕНИС ЛОКТЕВ: Вы говорите, что конфликт разрешен. Но мы знаем, что расхождения по поводу цен и тарифов какими были, такими и остались. Чем же закончился этот эпизод «газовой войны» - миром или временным прекращением огня?
 
СЕРГЕЙ КУПРИЯНОВ: Я уже сказал, что конфликт исчерпан, хотя остались до конца не решенные вопросы. Мы оплатили транзит по ставке, четко зафиксированной в контракте. Наши белорусские коллеги хотят, чтобы она была выше. Но они прекрасно знают, какие именно шаги они должны сделать для того, чтобы это произошло. Речь идет об условиях работы компании «Белтрансгаз» на внутреннем рынке Белоруссии. Ведь это уже совместное предприятие, в котором нам принадлежит 50 %. И, к сожалению, пока оно продолжает управляться как министерство, а не коммерческая компания.
 
ДЕНИС ЛОКТЕВ: Что же будет в том случае, если Белоруссия не пойдет на выполнение ваших условий? Европейцы уже привыкли, они научены горьким опытом, к тому, что зимой проблемы с российским газом обостряются. Есть ли у вас, чем их утешить?
 
СЕРГЕЙ КУПРИЯНОВ: Еще раз повторю: при четком выполнении контракта обеими сторонами, а мы к этому, безусловно, готовы, никаких причин и условий для возникновения нового конфликта нет. Если какая-то из сторон попытается изменить эти условия, тогда, очевидно, могут возникнуть те или иные проблемы. Мы этого не хотим, нам это не нужно.
 
ДЕНИС ЛОКТЕВ: Спасибо за вашу точку зрения. Господин Куприянов, официальный представитель компании «Газпром».
 
Дата выхода в эфир 26 июня 2010 года. 
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
Все самые актуальные зарубежные статьи на нашей странице в Facebook
источник
Euronews Франция Европа
теги
Александр Лукашенко Белоруссия газ газопровод Газпром Дмитрий Медведев
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG