CNBC Оригинал

Quest Fund: секрет успеха на российском рынке

Главный экономист Prosperity Capital Management Лиам Халлиган в интервью CNBC рассказал о том, как иностранные инвесторы могут добиться успеха в России.

Следует ли инвесторам снова обратить своё внимание на российские активы в условиях финансового кризиса? После дефолта 1999 года инвесторы по дешевке скупили огромное количество важнейших активов. Каковы нынешние цены на этом рынке? Компания Prosperity Capital рассчитывает на него после успеха своего фонда Quest Fund. Итак, Лиам, какие задачи стоят перед Quest Fund II?

 

ЛИАМ ХАЛЛИГАН, Prosperity Capital Management: Quest Fund был основан в 1999. Мы делаем инвестиции в России с 1996 года. У нас неплохие позиции в России.

 

С 1999 года Quest Fund, не прибегая к кредитам, принес 3600% прибыли в долларовом эквиваленте. Сейчас это один из самых процветающих фондов в мире. Потому что российский рынок действительно пострадал из-за этой лихорадки, начавшейся с Lehman Brothers. И еще потому что с 2008 и начала 2009 года на российском рынке сильно повысилась прибыльность. У акций РТС, индекса ведущих российских акций, коэффициент цена-прибыль в среднем составляет 6-7, тогда как аналогичные показатели в Китае и Индии – от 15 и больше. Во втором и третьем эшелоне, на котором мы специализируемся, куда мы делаем инвестиции, - этот коэффициент составляет 2-3. Это вполне стабильные компании, как правило, с низкой долей заемного капитала, с огромным потенциалом для реструктуризации, консолидации, который позволит существенно увеличить производство. Мы ищем очень низкие коэффициенты цена-прибыль. Поэтому мы и запускаем проект Quest Fund II и  надеемся, что в следующие полтора месяца он заработает полмиллиарда долларов США.

 
Похоже, что этот рынок постоянно падает в цене по отношению к другим развивающимся рынкам из-за представлений о коррумпированности и плохом управлении. Очевидно, что в проекте Quest I Вам удалось сориентироваться в этом лабиринте и добиться результатов. Насколько это сложно найти компании, которые Вы можете уверенно приобрести, зная, что у них хорошее руководство, и зная, кому они принадлежат? И что это подразумевает?
 
ЛИАМ ХАЛЛИГАН: Падение в цене было не всегда. Оно наблюдается, когда мировая экономика находится  в моментах risk-off, а в ситуации risk-on российские активы ведут себя так же, как большинство активов других развивающихся рынков. Конечно, так обстояли дела в 2004-2007 годах. Мы создали в России десятки комиссий. Мы работаем на этом рынке уже очень давно, нашими инвесторами являются некоторые из лучших в мире предприятий, включая многие западные пенсионные фонды, государственные фонды и так далее. Мы обнаружили, что, конечно, есть помехи, управление в России далеко не идеальное, но направление пути понятно. Ситуация стала намного лучше. Мы все представители иностранного капитала, не российского капитала, и при этом мы возглавляем главную группу лоббирования корпоративного управления в России. И кроме плохих ребят, которые занимают первые строки и всегда находятся в поле зрения, есть также много-много других российских компаний во втором и третьем эшелоне, где работают очень целеустремленные, очень компетентные люди, и они сейчас делают деньги в 7-й по величине экономике мира.
 
Здесь нельзя не упомянуть Билла Браудера…
 
ЛИАМ ХАЛЛИГАН: Конечно.
 
Те, кто будет вместе с Вами вкладывать деньги, скажут: «Откуда мы знаем, что с Вами в конце концов не произойдет то же, что с фондом Билла?» Его фонд выдворили из России, а ему самому запретили въезд в страну. По его словам, это произошло, из-за того что он задавал неприятные вопросы кому не следует.
 
ЛИАМ ХАЛЛИГАН: Конечно… Мы начинали примерно в то же время, что и Билл. Как инвестор он очень хороший профессионал. Правда, у нас разные стили работы: мы предпочитаем малые и средние компании. Нас привлекают компании с минимальной долей госсобственности. А таких много, в частности в нефтегазовом секторе. Доля госсобственности в нефтегазовом секторе очень мала. Билл предпочитал иметь дело с более крупными компаниями, где доля государства была велика. И он очень много занимался тем, что разоблачал большие государственные компании, показывая, что у них плохое руководство и что деньги исчезают. Он проделал большой путь на российском рынке. Конечно, это ужасно, что люди, которые на него работали, подверглись притеснениям, его юрист, по-видимому… Он умер в заключении, по этому поводу ведется расследование, глава российского управления исполнения наказаний был уволен*… Если кто-то бывал в России, а я прожил в России всю сознательную жизнь… В том, что касается свобод и демократии, тенденции абсолютно ясны.
 
ГОСТЬ СТУДИИ: А как обстоит ситуация с правами на собственность, к примеру для инвесторов в Китае или Индии?
 
ЛИАМ ХАЛЛИГАН: Мы считаем, что инвестирование… Нужно разговаривать с иностранными инвесторами, которые занимаются прямым инвестированием в Россию – они составляют своё мнение не только по газетам, но предпочитают отправиться в страну и пустить там глубокие корни. В среднем прямой иностранный инвестор ежегодно вкладывает в Россию вчетверо больше средств, чем в Китай, и в 16 раз больше, чем в Индию.
 
IKEA сейчас является крупнейшим владельцем коммерческой собственности в России. А благодаря нашей... не то чтобы руководящей, а, скорее, лидерской роли - в российском секторе энергетики... мы проводили очень масштабное инвестирование в российскую энергетику. Ряд ведущих западноевропейских энергосистем произвели капиталовложения на несколько миллиардов долларов.
 
Да, во многих частях света ситуация с правами собственности может быть очень сложной. Но в целом, мы обнаружили, что если Вы присутствуете на месте и знаете, что Вы делаете, и не пытаетесь идти в обход правил, если Вы терпеливы, если Вы не приезжаете в среду, собираясь заключить сделку в пятницу, потому что Вам надо лететь в Лондон или Нью-Йорк… Вы можете позаботиться о своих правах собственности.
 
Судебная система быстро совершенствуется. В ней всё еще есть недостатки, но, повторюсь, если у Вас есть опыт и всё прочее, у Вас гораздо больше шансов отстоять свои права. Итак, недостатки есть, присутствует ценовой риск, но, как показал Quest Fund, риски в полной мере вознаграждены, если Вы рассудительный, осторожный инвестор, знающий ситуацию на местах. Принимая во внимание нынешние расценки и то, какими они были в 1999 году… Даже притом, что котировки многократно повысились: на 724% за последние десять лет… Мы полагаем, что при таких низких расценках Quest II будет очень успешным.
 
Большое спасибо.
 
Дата выхода в эфир 16 июня 2010 года.
 
* Так сказано в оригинале (прим. RT).

 

Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
CNBC США Северная Америка
теги
Hermitage Capital Management бизнес инвестиции инвестиционный фонд кризис Уильям Браудер
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Загрузка...
Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG