CNN USA Оригинал

Медведев: Иран обязан сотрудничать с МАГАТЭ

Основную задачу на Ближнем Востоке Президент России видит в установлении «нормальной, спокойной ситуации». Он заявил об этом в сентябрьском интервью корреспонденту CNN Фариду Закарии. Интервью было вновь показано на телеканале в рамках ретроспетивы важных событий года.
ФАРИД ЗАКАРИЯ: Россия сказала, что не хочет, чтобы Иран развивал ядерное оружие. И премьер-министр Путин, и Вы говорили об этом. Но МАГАТЭ говорит, что Иран не сотрудничает, чтобы мир был уверен в том, что там исключительно мирные программы. Иран говорит, что больше не будет вести переговоры по этим вопросам, и в то же время Россия говорит, что не будет поддерживать какие-либо новые санкции против Ирана. Таким образом, российская политика, связанная с тем, чтобы не допустить развития ядерных военных программ Ирана, - это пустые слова? Предусматривает ли Россия какие-то конкретные шаги по обеспечению того, чтобы Иран не получил ядерное оружие?
 
ДМИТРИЙ МЕДВЕДЕВ, Президент России: У нас существуют свои достаточно развитые отношения с Ираном. Я, безусловно, полагаю, что Иран нуждается в системе мотивации к правильному поведению по вопросам своей ядерной программы. В этом никаких сомнений. 9 сентября Иран передал свои предложения, посвящённые этим наиболее сложным вопросам, и сейчас они анализируются.
 
Уже прозвучали голоса о том, что это слишком мало, это слишком общие предложения. Вы знаете, я считаю, что наша обязанность, всех государств, которые работают над этой проблемой, – эти предложения как минимум изучить.
 
Ф. ЗАКАРИЯ: Россия будет выполнять свои обязательства как мировая держава в ООН и другими путями будет оказывать давление, чтобы Иран сотрудничал?
 
Д. МЕДВЕДЕВ: Иран должен кооперироваться с МАГАТЭ, это абсолютно очевидная вещь, если он хочет развивать свою программу по ядерной составляющей, по ядерной энергетике. Это его обязанность, а не его выбор. Потому что в противном случае действительно будет всё время возникать вопрос: а что он делает? Вот это очевидно.
 
Ф. ЗАКАРИЯ: И Россия готова выполнять свои обязательства?
 
Д. МЕДВЕДЕВ: Конечно.
 
Ф. ЗАКАРИЯ: Позвольте спросить по другому вопросу, связанному с этим. Россия согласилась продать Ирану систему С-300, систему ПРО. Когда вы её поставите в Иран?
 
Д. МЕДВЕДЕВ: Мы никогда не поставляли и не будем поставлять Ирану то, что находится за пределами действующей системы международного права. Если мы что и поставляли и будем поставлять, это всегда оборонительные комплексы, и это наша чёткая позиция. Этого я и буду придерживаться при принятии окончательных решений по всем существующим контрактам с Ираном.
 
Ф. ЗАКАРИЯ: Вы знаете, что многие люди в Израиле говорят, что, если вы поставите эту систему Ирану, израильтяне будут считать, что у них есть право нанести удар по Ирану, до того как эта система будет развёрнута, с тем чтобы не позволить создать дополнительные сложности для такого удара. Таким образом, возникает определённое окно для усугубления напряжённости.
 
Д. МЕДВЕДЕВ: Через час я буду разговаривать с Президентом Израиля господином Пересом, который, когда недавно был у меня в Сочи, сказал очень важную фразу для всех нас: «Израиль не собирается наносить никаких ударов по Ирану, мы миролюбивая страна и делать этого не будем». Поэтому поставка каких бы то ни было видов вооружений, тем более оборонительного порядка вооружений, которые направлены на защиту, не может увеличить напряжённость, она, наоборот, должна её снимать. А если есть люди, у которых всё-таки это в планах содержится, то мне кажется, им нужно думать об этом. Поэтому наша задача заключается не в том, чтобы укреплять Иран и ослаблять Израиль или наоборот, а наша задача заключается в том, чтобы на Ближнем Востоке была нормальная, спокойная ситуация. Вот в чём задача, мне кажется, должна быть.
 
Ф. ЗАКАРИЯ: Когда премьер-министр Биньямин Нетаньяху был в Москве, Вы ему это сказали?
 
Д. МЕДВЕДЕВ: Премьер-министр Нетаньяху приезжал в Москву. Он сделал это в закрытом режиме, это было его решение. Я не очень понимаю, с чем оно было связано, но раз наши партнёры так решили, мы к этому отнеслись совершенно нормально, спокойно. Я с ним общался.
 
Ф. ЗАКАРИЯ: Если бы Израиль напал на Иран, Россия поддержала бы Иран в таком конфликте?
 
Д. МЕДВЕДЕВ: Россия никого не может поддерживать или действовать в этой ситуации. Мы миролюбивое государство.
 
Это самое худшее, что можно себе представить. Мне уже приходилось рассуждать на эту тему. Давайте попробуем порассуждать и мы с Вами. Что после этого произойдёт? Гуманитарная катастрофа, огромное количество беженцев, желание Ирана отомстить, причём не только Израилю, скажем откровенно, но и другим странам. И абсолютно непредсказуемое развитие событий в регионе. Я думаю, что масштаб этого бедствия почти ни с чем невозможно соизмерить. Поэтому, прежде чем принимать решение о нанесении ударов, нужно взвесить ситуацию. Это было бы самым неразумным развитием событий. Но мне мои израильские коллеги сказали, что они не собираются действовать так, и я им доверяю.
 
Ф. ЗАКАРИЯ: Вы не ожидаете израильского удара?
 
Д. МЕДВЕДЕВ: Я надеюсь на то, что это решение не будет принято.
 
Ф. ЗАКАРИЯ: Позвольте мне спросить о российско-американских отношениях. Президент Обама и госпожа Клинтон говорили о «перезагрузке» отношений. Ваш посол в НАТО сказал, что встреча Обамы с Медведевым принесла хорошие результаты, и это может открыть новую эру в российско-американских отношениях. Чего конкретно Вы ожидаете от американской администрации?
 
Д. МЕДВЕДЕВ: Я надеюсь, что наши американские партнёры услышали в отношении Украины и Грузии. Украина: там не было никакого референдума. Там есть определённые результаты прогнозов отношения народа к этой теме. Две трети населения страны не поддерживают вступление в НАТО, а отдельные руководители Украины с настойчивостью, достойной лучшего применения, постоянно заталкивают государство в НАТО. Мы имеем ровные, нормальные отношения с Североатлантическим альянсом. Сейчас они стабилизированы после трудного периода прошлого года. Мы хотим их развивать и дальше.
 
Но не нужно забывать, что НАТО – это всё-таки военный блок и его ракеты направлены в российскую сторону. И от того, что количество стран, входящих в НАТО, всё расширяется и расширяется и подходит к нашим границам, мы не испытываем никаких положительных эмоций, нам это не нравится, и мы открыто об этом говорим.
 
Ф. ЗАКАРИЯ: Я хотел Вас спросить, господин Президент, относительно комментариев вице-президента Байдена о России. Но затем нашел ещё более критичный анализ ситуации в России. Была статья, где говорилось, что в России примитивная экономика, основанная на сырье, с врождённой коррупцией, с полусоветской частной сферой, хрупкой демократией и так далее. Это статья, которую Вы сами написали несколько дней тому назад. И мне интересно: кто отвечает за эти условия в вашей стране?
 
Многие аспекты, которые Вы указали, ухудшились за последние десять лет. Существует индекс конкурентоспособности Всемирного экономического форума. В этом году Россия опустилась на 12 пунктов. И сейчас у нее, наверное, 63-е место, где-то ниже Мексики и Индонезии. У Transparency International - свой индекс коррупции. И по нему вы сейчас на уровне Бангладеш и Сирии.
 
Журнал The Economist говорит, что Правительство не преуспело в создании правовой структуры, чтобы поддержать бизнес, предпринимательство. Ваша статья является сильным обвинением в адрес вашей собственной администрации. Не так ли?
 
Д. МЕДВЕДЕВ: Это хороший вопрос на самом деле. Я не знаю, доверяете ли Вы этим индексам. Я им не очень доверяю. Но в том, что Вы говорите, есть определённый смысл, безусловно.
 
Мне не нравится ориентация нашей экономики на сырьё. Мне кажется категорически неприемлемым уровень коррупции. Всё, что Вы назвали, и всё, что я назвал в собственной статье, это возникло не в это десятилетие. Это возникло ещё в советский период и в 90-е годы. Это абсолютно точно. Но дело в том, что уровень жизни, количество людей, которые стали богаче в прямом смысле этого слова, за последние десять лет существенно увеличилось – это неоспоримый факт. Я неоднократно об этом говорил, я ещё раз скажу…
 
Ф.ЗАКАРИЯ: Но это из-за цены на нефть, не так ли?
 
Д. МЕДВЕДЕВ: В 90-е годы тоже были разные периоды с ценами на нефть, но в 90-е годы, когда я работал в университете, так же как Президент Обама, у меня была зарплата 10 или 15 долларов в месяц, а это не очень большая зарплата (смеётся). И это не только результат цен на нефть, хотя я говорил и сегодня об этом, и в своей статье, и на форуме вчерашнем, что, конечно, мы должны менять структуру экономики – это совершенно очевидно.
 
Что же касается статьи господина Байдена, о которой Вы сказали, я не думаю, что это хороший пример устанавливать добросердечные отношения с партнёром по одной простой причине: потому что о своих недостатках мы и так знаем, а вот делать довольно сомнительные выводы мне представляется неверным. Что сказал господин Байден? Он сказал дословно следующее: Россия договаривается с нами по поводу ядерного оружия, потому что у неё слабая экономика и она неспособна его содержать. Это ошибка. Во-первых, ядерное оружие – это такая сфера, которой уделяет внимание любое государство. Я уверен, что даже самые слабые государства в последнюю очередь уменьшают расходы на свою оборону. Поэтому с этим у нас проблем нет.
 
И поэтому, я так понимаю, что, если это отражение взглядов одного человека, ну это, в конце концов, вопрос к американскому руководству, а если это отражение линии, это повод призадуматься о том, что происходит и что будет происходить. В конце концов, я полагал раньше, что внешнюю политику в Соединённых Штатах Америки определяет одно лицо – Президент США.
 
В отрывке, который Вы только что увидели, я думаю, президент Медведев создал несколько информационных поводов. Во-первых, он подтвердил встречу с премьер-министром Нетаньяху. Это была секретная встреча в Москве, и он подтвердил, что она действительно имела место быть.
 
Он также довольно спокойно говорил в отношении возможного удара Израиля. Похоже, он получил какие-то гарантии лично от президента Переса, что Израиль не нанесет удар. Он также говорил об иранцах жестче, чем раньше высказывались он или премьер-министр Путин, настаивая на их сотрудничестве с МАГАТЭ.
 
И, наконец, меня поразил его комментарий по поводу достаточно пренебрежительных отзывов вице-президента Байдена о России. Я не стал спрашивать его о них, но он сам решил поднять эту тему и выразил свое разочарование этими отзывами. Так что, я думаю, он был действительно раздражен этими комментариями.
 
Затем я говорил с ним о том, что ему всего 44 года, и поинтересовался, каково быть Президентом России в этом возрасте.
 
Материал предоставлен CNN USA. Перевод выполнен RT.
 
Дата выхода в эфир 28 декабря 2009 года.

 

 

В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
США Северная Америка
теги
Джо Байден Дмитрий Медведев Израиль Иран США
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...