RT Оригинал

Россия борется с афганским героином в одиночку

В России более двух миллионов наркоманов, и со временем эта цифра растет. О том, как бороться с распространением опасного явления, а также об индустрии в целом, рассказал RT глава ФСКН Виктор Иванов.

Международное сообщество почти ничего не делает, для того чтобы прекратить производство наркотиков в Афганистане. Россия решила противостоять потоку опия из Азии единолично, говорит глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов.

 
За последние 8 лет производство опиатов в крупнейшем экспортере опия, Афганистане, выросло почти в 40 раз. И России приходится тяжелее всех.
 
RT: Насколько серьёзна проблема наркомании в России?
 
ВИКТОР ИВАНОВ: Чтобы узнать уровень наркотической зависимости в России, можно обратиться к данным министерства здравоохранения и результатам международного мониторинга употребления наркотиков. В настоящее время масштаб наркомании оценивается по количеству пациентов с наркозависимостью и наркоманов. Таких людей 2-2,5 миллиона. Конечно же, эта цифра приблизительна, но близка к реальной ситуации.
 
RT: Большинство запрещенных веществ попадает в Россию из Афганистана. А через какие страны они проходят?
 
ВИКТОР ИВАНОВ: Что касается причин ситуации с наркоманией, я бы сказал, что основная из них носит внешний характер.Огромное производство опиатов в Афганистане. Они попадают в Россию через незащищённые, прозрачные, и я бы даже сказал: виртуальные границы, которые были установлены после распада Советского Союза. Это и привело к нынешней ситуации с употреблением наркотиков в нашей стране, которая характеризуется тем, что 90% всех наркозависимых россиян употребляют афганские опиаты. Конечно же большинство из них попадает в Россию через российско-казахскую границу, потому что мы непосредственно не граничим с другими транзитными странами.
 
RT: В настоящее время в Афганистане идут антитеррористические операции под эгидой НАТО. Сотрудничают ли США и страны НАТО с одной стороны и Россия с другой  по вопросу борьбы с контрабандой наркотиков?
 
ВИКТОР ИВАНОВ: Да, должен сказать, что в отношении Афганистана международное сообщество разработало так называемую стратегическую инициативу, направленную на борьбу с производством и контрабандой наркотиков из этой страны. К сожалению, эти стратегии сегодня не приносят никаких результатов. Поэтому можно говорить о том, что эффективность международного сотрудничества в этой сфере очень низка. Приведу всего лишь один пример: в 1998 году 20-я специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла так называемую политическую декларацию по наркотикам. Одним из ключевых положений данной декларации было положение о необходимости уничтожения наркотических растений, таких как конопля, опиумный мак и куст коки.
 
В марте этого года мы обсуждали проделанную за последние 10 лет работу. К сожалению, мы вынуждены были признать, что политическая декларация международного сообщества с треском провалилась. Почему? Производство опийного мака в Афганистане не только не уменьшилось, но, наоборот, увеличилось втрое.
 
Один только Афганистан производит вдвое больше опия, чем весь мир десять лет тому назад. Это говорит о том, как эта борьба неэффективна. Также нужно отметить, что подходы к борьбе с производством наркотиков в Афганистане значительно отличаются от тех, которые мы использовали в странах так называемого Золотого треугольника в 70-х.
 
Они также отличаются от подхода, с помощью которого мы боролись с наркотической угрозой в Латинской Америке, особенно в Колумбии. В Колумбии кусты коки уничтожались при помощи химикатов, распрыскиваемых в воздухе с самолетов. В прошлом году таким образом были уничтожены 570 000 из 700 000 акров посадок. Этот метод в Афганистане не применяется.
 
Вместо этого используется так называемое механическое уничтожение – палками. Местные жители уничтожают опийные плантации палками, плугами или в лучшем случае  - тракторами. Международные силы этим вопросом не занимаются. Они самоустранились из этого процесса, возложив всю ответственность на местные власти. В результате же в прошлом году были уничтожены только 12 000 акров плантаций из 370 000. Таким образом, мы видим, что методы борьбы с наркотиками, применяемые в Афганистане, в 64 раза хуже тех, что применяются в Колумбии.
 
RT: Как, по-вашему, присутствие международного военного контингента в регионе ухудшает ситуацию?
 
ВИКТОР ИВАНОВ: Совсем недавно вышла в свет книга Дэвида Килкуллена. Он бывший советник генерала Дэвида Петреуса, а до этого работал под началом Кондолизы Райс. Он  известный аналитик и политический антрополог. В своей книге, помимо прочего, он пишет: чем выше политическая напряжённость в регионе, тем выше мотивация для местных крестьян к тому, чтобы выращивать наркотики.
 
RT: Афганистан - не единственная страна, из которой наркотики попадают в Россию. А какие ещё есть у России опасные соседи?
 
ВИКТОР ИВАНОВ: Я бы не стал говорить «опасные соседи». С соседями нужно дружить. Как гласит старая китайская пословица, хороший сосед лучше, чем далёкий родственник. Поэтому, конечно же, нам нужно строить дружеские отношения с соседями, и мы их строим с нашими коллегами из Средней Азии, европейских стран,  Китая, с Дальнего Востока, а также из других стран. Потому что у нас общий враг – организованная преступность, наркокартели, которые производят наркотики и переправляют их в соседние страны, а также продают их собственному народу. Поэтому я могу сказать, что мы работаем в тесном сотрудничестве с нашими европейскими партнёрами, особенно в Польше, странах Балтии, Голландии, Германии, Франции, Италии, вообще со всем Европейским Союзом и скандинавскими странами, в связи с тем что возросли поставки синтетических наркотиков из европейских стран в Россию. Это связано с тем, что в Европейском Союзе хорошо развита нефтяная и химическая промышленность, и наркодельцы используют её для производства новых типов наркотиков.
 
RT: Насколько развита незаконная наркоиндустрия в России?
 
ВИКТОР ИВАНОВ: В России производятся два типа наркотиков. Во-первых, у нас есть лаборатории, где разрабатываются синтетические наркотики. В основном они расположены в крупных промышленных центрах: в Санкт-Петербурге, Самаре, на Урале – в местах, где есть нефть и химическая промышленность, специалисты в области химии. К сожалению, количество молодых людей с химическим образованием, производящих наркотики, растёт. Причина обычно в том, что эти молодые специалисты не могут найти хорошую, высоко оплачиваемую работу, поэтому они начинают производить наркотики, что, конечно же, намного выгодней.
 
Кроме того, в наших южных районах выращивают коноплю для производства марихуаны, лёгкого наркотика или более концентрированного вещества, гашиша. Это особенно развито на Дальнем Востоке и на юге России, ближе к Чёрному морю,  - там, где климат к этому располагает. Одна из причин: когда большая часть плодородных земель не используется для выращивания полезных культур, её начинают использовать для выращивания наркотиков. Свободные поля люди, работающие на фермах, очень быстро засаживают коноплёй - выращивают на этих полях наркотики.
 
RT: Что нужно улучшить в работе вашей службы и в законодательстве в целом, чтобы борьба с контрабандой наркотиков стала более эффективной?
 
ВИКТОР ИВАНОВ: С точки зрения законодательства, нужна большая программа. Нет единого волшебного решения, которое можно изложить в виде закона. Нужен целый ряд мер: законы в уголовном законодательстве, Уголовном кодексе, административном законодательстве, гражданском праве, а также международные договоры. Всё это должно быть и работать для одной цели: борьбы с контрабандой наркотиков. Взять, например, уголовное право.
 
Сейчас в России есть два определения для уголовного преследования за контрабанду наркотиков: в крупных размерах и в особо крупных размерах. В соответствии с ними определяется мера наказания. По ним получается, что 2,5 грамма – особо крупный размер. Но конфискованные партии наркотиков бывают очень разными: от полграмма до сотен килограммов.
 
Общественный вред от этих преступлений очень разный, но нынешнее законодательство не делает различий. Поэтому мы предложили соответствующие изменения. Чем выше общественный вред, тем суровее должно быть наказание. Это нормально. Поэтому, если речь идет об огромных объёмах в тысячи доз, такое преступление нужно квалифицировать как особо опасное, и оно должно караться сроком заключения от двадцати лет до пожизненного.
 
RT: Что вы думаете о недавней инициативе президента об обязательном тестировании студентов на наркотики?
 
ВИКТОР ИВАНОВ: Я думаю, что в определённой степени беспокойство в нашем обществе связано с отсутствием информации по этой инициативе. Никто не спрашивает, какие исследования проводятся при клинических анализах человеческих биологических материалов: мочи и крови. Проверяются более 20 различных показателей: количество красных кровяных телец, уровень билирубина и так далее. Никто не спрашивает разрешения на проведение таких анализов. Люди просто сдают кровь, и её анализируют по этим показателям. Таким же образом могли бы проводиться дополнительные исследования метаболизма под действием наркотиков. Это совершенно нормально. Но естественно, информация об определённых веществах в системе человека не должна становиться общеизвестной, например, о ней не должны узнать в школе. Доктор должен соблюдать конфиденциальность пациента, и, следуя своей клятве, передавать эту информацию только пациенту и его законным представителям в социальной сфере – родителям. Думаю, любой родитель хотел бы знать: болен ли его ребёнок. Так что это только их дело и ничьё больше: ни руководства школы, ни одноклассников.
 
RT: Как вы думаете, в связи с международным финансовым кризисом, ситуация ухудшается?
 
ВИКТОР ИВАНОВ: Финансовый кризис сказался на всех областях жизни: повысилась безработица, упали доходы. Но доходы наркоторговцев не сократились. Наоборот, продолжают расти. Мы видим это по возрастающему давлению наркоторговцев на нашу страну. Например, объёмы Афганского гашиша, который мы смогли перехватить на пути в Россию, удвоились. Мы можем заключить, что спрос на наркотики здесь растёт. Растёт также и объём героина, переправляемого в Россию.
 
RT: Как вы думаете, возможно ли, что лёгкие наркотики будут полностью или частично легализованы?
 
ВИКТОР ИВАНОВ: Пока мы тут работаем, этого не произойдёт. У нас общая позиция по данному вопросу, согласованная с политическими лидерами и специалистами из Минздрава, а также моими коллегами из Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Легализация лёгких наркотиков – опасный путь, так как зависимость может переходить с одних типов наркотиков на другие. С лёгких - на тяжёлые. А потом человека уже не вернуть. Если говорить о практике Голландии, то это не очень положительный пример. Большинство людей в Европе, США и скандинавских странах считают, что это плохая мысль.
 
Материалы ИноТВ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию RT
В нашем паблике в VK самые свежие статьи и сюжеты зарубежных СМИ
источник
RT Россия Европа
Сегодня в СМИ
Загрузка...

Мы будем вынуждены удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Лента новостей RT

Новости партнёров

INFOX.SG

Загрузка...