Рост исламского радикализма стал главным вызовом для спецслужб Великобритании и Франции

Короткая ссылка
Во Франции под влиянием идей террористической группировки «Исламское государство»* находятся примерно 2 тыс. несовершеннолетних, сообщила в пятницу газета Le Figaro со ссылкой на собственное исследование. Бьют тревогу по поводу роста радикальных настроений среди мусульманской молодёжи спецслужбы Великобритании, Германии и других стран Западной Европы. О масштабах проблемы и предлагаемых путях её решения — в материале RT.
Рост исламского радикализма стал главным вызовом для спецслужб Великобритании и Франции

По данным Le Figaro, с начала текущего года число французских подростков, симпатизирующих ИГ*, подскочило на 121% и составило 1954 человека. Из 689 граждан Пятой республики, находящихся в настоящее время в Ираке и Сирии в рядах джихадистов, 17 человек являются несовершеннолетними. Только за первую неделю сентября в стране были арестованы четыре подростка, установившие контакты с радикальными исламистами. Как пояснил изданию на условиях анонимности высокопоставленный сотрудник спецслужб, под влияние вербовщиков попадают юноши и девушки, у которых возникают психологические проблемы, связанные с неуспеваемостью в школе или с разводом родителей.

20 сентября министр внутренних дел Франции Бернар Казнёв заявил, что уровень террористической угрозы в стране сейчас выше, чем когда бы то ни было в истории. Он сообщил, что с начала года по подозрению в причастности к террористической деятельности правоохранительными органами были арестованы 300 человек.

Согласно оценкам аналитического центра Soufan Group, по состоянию на май 2015 года на стороне ИГ* воевали примерно 5 тыс. выходцев из Западной Европы. Причём первое место среди поставщиков бойцов в ряды джихадистов уверенно занимала Франция — 1,8 тыс. За ней следовали Великобритания и Германия (по 760 человек), Бельгия (470), Австрия и Швеция (по 300). Типичный возраст боевиков составлял 18-29 лет, при этом не редкостью были и 15-17-летние подростки. Как показало исследование, проведённое французским Центром борьбы против исламских сект (CPDSI), молодые люди, вовлекаемые в этой стране в радикальные исламистские организации, в основном принадлежат к среднему классу (67%) и даже являются выходцами из атеистических семей (80%). 

 

Простые ответы

 

«По сравнению со сложностью современного постиндустриального мира религиозные фундаменталисты предлагают очень простые ответы на духовно и жизненно важные вопросы, — отметил в интервью RT политолог, профессор Высшей школ экономики Олег Матвейчев. — Фундаменталистская идеология строго определяет цель в жизни, создаёт ощущение сопричастности чему-то большему, чем индивид. Кроме того, во Франции радикальный ислам густо замешивается ещё и на левых идеях, которые издавна весьма популярны в этой стране. Религиозные фанатики частью молодёжи воспринимаются как борцы с капитализмом, за социальную справедливость, эдакие новые Че Гевары. Французский сегмент интернета никак не модерируется, никакого аналога Роскомнадзора, который глушил бы террористическую пропаганду, там нет. Начав с лайков и репостов экстремистских статей, подростки из вроде бы благополучных семей быстро радикализируются. Таким образом, социальная поддержка джихадистов во Франции неуклонно ширится».

Ранее на этой неделе шеф британской внешней разведки MI6 Алекс Янгер в ходе конференции по безопасности в Вашингтоне сообщил, что до 2020 года эта спецслужба наймёт на работу дополнительно тысячу новых сотрудников для борьбы с «Исламским государством»*. В результате её штат увеличится почти на 40% — с 2500 до почти 3500 агентов и аналитиков. MI6 собирается брать на работу больше женщин и представителей этнических меньшинств — это, в частности, может быть полезно для налаживания контактов с различными общинами или же для внедрения информаторов в ячейки экстремистов в Европе, Африке и на Ближнем Востоке.

По словам Янгера, «нынешний терроризм в духе ИГ* представляет собой постоянно присутствующую угрозу, которая подпитывается и направляется интернет-революцией, ломая все международные барьеры». Отсюда вытекает задача номер два: MI6 должна максимально умело использовать в своей работе Всемирную паутину и различные цифровые технологии, сочетая их с традиционными методами разведдеятельности. Так, аналитики британской разведки должны будут устанавливать «цифровые отпечатки», которые оставляют пользователи интернета, мобильных телефонов и ноутбуков. Всего до 2020 года правительство Великобритании выделит на финансирование антитеррористических подразделений спецслужб, в том числе спецназа, 2 млрд. фунтов стерлингов.

 

Питательная среда для радикального ислама

«Аналогичный рост штата сотрудников произошёл в 2005 году в британской контрразведке MI5 после взрывов в лондонском метро, — напомнил в беседе с RT научный сотрудник Института Африки РАН Григорий Карпов. — Сейчас в ней служат около 4000 человек. В Великобритании существует питательная среда для радикального ислама, пропаганда которого до последнего времени велась совершенно открыто и беспрепятственно. Только в июле этого года британский суд впервые приговорил радикального исламского проповедника Анджема Чаудари к десяти годам тюрьмы за поддержку «Исламского государства»*. До этого он в течение двадцати лет открыто проповедовал идеи радикального ислама, регулярно публиковал видео в YouTube и устраивал протесты у здания посольства США в годовщину терактов 11 сентября, однако его действия оставались в рамках закона. Лишь когда имя Чаудари появилось под текстом с признанием легитимности «халифата», против него удалось возбудить дело.

После терактов в лондонском метро был проведён опрос среди мусульманского населения Великобритании. Один из заданных респондентам вопросов звучал так: «Не будете ли вы возражать, если в вашем районе будут введены законы шариата?» И 40% не возражало. При этом 15% исповедующих ислам молодых людей в возрасте от 15 до 25 лет выразили готовность силой устанавливать законы шариата. То есть в абсолютных цифрах речь идёт о нескольких десятках тысяч британцев».  

  

«С точки зрения борьбы с терроризмом Великобритания находится в более выигрышном положении, чем Франция, особенно после брексита и начала ужесточения новым правительством во главе с Терезой Мэй пограничного контроля, — полагает Олег Матвейчев. — В своё время французские спецслужбы были одними из сильнейших в мире и соперничали с британской разведкой за пальму первенства в Европе. Но после ухода с поста президента Шарля де Голля во Франции был взят курс на сокращение численности и полномочий спецслужб, с созданием ЕС ассигнования на их деятельность неуклонно сокращались. Сегодня говорить о французских спецслужбах как инструментах борьбы с терроризмом просто не приходится. И никаким брекситом этого не решить. Из-за протяжённых сухопутных границ и близости к побережью Северной Африки Франция является наиболее уязвимой страной для исламских террористов. У меня весьма пессимистический взгляд на будущее этой страны. Вероятный приход к власти сторонников жёсткого антииммигрантского курса Николя Саркози или Марин Ле Пен грозит лишь подтолкнуть Францию к хаосу, замешанному на левых и исламистских идеях».    

 

«Главная проблема, выявленная парламентской комиссией, которая расследовала захват театра Батаклан в ноябре прошлого года, заключается в том, что антитеррористические операции во Франции осуществляются тремя ведомствами — муниципальной полицией, национальной жандармерией и специальными полицейскими подразделениями RAID, но их командования плохо между собой взаимодействуют. Нам необходимо создать единый, постоянно действующий антитеррористический штаб, — подчеркнул в интервью RT профессор Института госуправления Университета Экс-Марсель Клод Роше. — Второй момент — плохая оснащённость. Вот лишь один пример: пули полицейского, который первым открыл огонь по водителю грузовика на набережной Ниццы, были слишком мелкого калибра, чтобы пробить стекло кабины. Но именно оружие такого калибра положено по уставу. Ну и, наконец, численность личного состава французской армии, корпуса жандармов и полиции была в последние годы настолько сильно сокращена, что они не в состоянии эффективно выполнять задачи по борьбе с терроризмом. В вооружённых силах Франции сейчас служат всего 65 тыс. человек, из них 32 тыс. задействованы в операциях за рубежом. У нас просто не хватает людей, чтобы отслеживать все угрозы внутри страны и реагировать на них».

 

Андрей Лощилин

 

*«Исламское государство», ИГ — запрещённая в России террористическая организация

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал