Сергей Лавров: Расследование трагедии Boeing не является независимым, всесторонним и международным

Министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью малайзийским СМИ выразил соболезнования семьям пассажиров рейса MH 17. Как отметил глава МИД РФ, расследование катастрофы на данный момент не является «независимым, всесторонним и по-настоящему международным».

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров дал интервью сингапурскому телеканалу «Channel News Asia». Отвечая на вопрос журналиста о ходе расследования катастрофы, Лавров отметил, что Украина, Австралия, Бельгия и Нидерланды подписали ряд двусторонних соглашений, отказавшись раскрывать их содержание, вместо того, чтобы действовать под эгидой ИКАО в соответствии с Чикагской конвенцией.

«Информация, которую мы от них получаем, неполная. Нам предоставляют меньше данных, чем тем, кто начал это расследование. Это также вызывает вопросы», — заявил российский дипломат.

Кроме того, Сергей Лавров обратил внимание малайзийского журналиста на то, что ни США, ни Украина, в отличие от России, не предоставили полный объём информации, которая могла бы помочь следователям установить причину катастрофы.

«Американцы заявили, что у них есть снимки со спутника, но так их и не представили. Эти снимки так и не были обнародованы. То же можно сказать и об Украине, которую попросили представить записи разговоров авиадиспетчеров, их переговоров с находившимися в районе катастрофы самолётами. Мы неоднократно привлекали к этому внимание ООН и широкой общественности, неоднократно говорили, что Совету Безопасности следует рассмотреть вопрос исполнения этой резолюции и призвать всех к строгому соблюдению её положений, но, к сожалению, в Совете Безопасности эти предложения были блокированы», — отметил глава МИД РФ.

Сергей Лавров также в очередной раз прояснил позицию Москвы во время голосования по вопросу создания международного трибунала по крушению Boeing. Министр отметил, что Россия настаивает на полном исполнении резолюции 2166, ранее принятой Совбезом, и считает, что создание международного суда в ходе следствия может только помешать ему.

«Расследование не является прозрачным. Оно ещё не завершено, однако предварительный отчёт, появившийся в СМИ, вызывает огромное количество вопросов. Он не даёт ответа на элементарный вопрос, который эксперты в области авиации поставили публично сразу же после крушения, — заявил Лавров. — Было сказано лишь, что оно вызвано попаданием высокоэнергетических частиц. Первое, что в таких случаях делают профессиональные следователи, — это проводят химический анализ частиц. Современные технологии позволяют немедленно установить, что это за металл и на каком заводе в какой стране был изготовлен объект».

Отвечая на вопрос журналиста, почему Россия заняла столь жёсткую позицию по вопросу трибунала, глава МИД РФ назвал несколько причин. Сергей Лавров отметил, что ни по одному из подобных прецедентов ранее не был поднят вопрос о создании трибунала. Кроме того, не было исполнено решение Совбеза ООН, что расследование должно проходить под эгидой Международной организации гражданской авиации.

«Проигнорировали это решение и создали собственную небольшую команду, при этом вначале даже не приглашая Малайзию. Её позвали лишь спустя полгода, — заявил министр. — Предыдущие подобные катастрофы, в том числе 1988 года, когда США сбили иранский гражданский лайнер, и 2001 года, когда Украина сбила российский авиалайнер, а также взрыв над Локерби, были сочтены уголовными правонарушениями, но Совет Безопасности ни разу не учреждал трибуналы для расследования этих инцидентов. Всегда находили другой выход».

Кроме того, российский дипломат отметил, что с самого начала в адрес России посыпался поток обвинений и заявлений. «Это одна из версий, которые, на наш взгляд, необходимо тщательно изучить. Как вы думаете, почему они ни разу не связались с российской компанией, которая выпускает эти системы? Она сама провела исследование и представила результаты в июне этого года. Но то обстоятельство, что следователи не связались с компанией — производителем того комплекса, из которого, по их словам, был сбит самолёт, само по себе вызывает ряд вопросов», — заявил Лавров.

Кроме того, глава МИД РФ не сомневается, что правительства Малайзии, Нидерландов и Австралии «искренне хотят установить правду».

«Но в Европе и на Западе есть те, кто хотел бы использовать эту трагедию для достижения в том числе политических целей, — заявил Лавров. — Те, кто немедленно, на следующий же день после катастрофы, обвинили повстанцев, а сейчас заявляют, что хотят, чтобы восторжествовала справедливость».

Россия в Азии

Комментируя позицию России по геополитической ситуации, сложившейся в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Сергей Лавров выразил обеспокоенность наращиванием военной мощи в этом регионе и тем, что там продолжается «усиление закрытых военных блоков».

«Вместо того чтобы двигаться в этом направлении, мы вместе с Китаем, Брунеем, Камбоджей, Индонезией и другими странами, кажется, три года назад предложили в контексте восточноазиатских саммитов обсудить формирование открытой всесторонней внеблоковой архитектуры безопасности и сотрудничества», — отметил глава МИД РФ.

По словам Сергея Лаврова, Россия, как одна из крупнейших тихоокеанских держав, заинтересована в первую очередь в развитии Дальнего Востока и Восточной Сибири.

«Мы пытаемся в полной мере использовать потенциал, существующий в структурах сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая ОПЕК, восточноазиатские саммиты, а также наши двусторонние отношения со странами региона, в частности АСЕАН», — заявил министр.

Он также отметил, что за последние 7 лет объём торговли между Россией и странами АСЕАН удвоился и сейчас составляет более $20 млрд в год.

«Мы намерены продолжать не только торговое сотрудничество, но также реализацию совместных экономических проектов в сферах высоких технологий, атомной энергетики, космических исследований, транспорта и инфраструктуры. У России и стран Азиатского региона есть много планов, которые, на мой взгляд, принесут нам взаимную выгоду», — отметил глава МИД РФ.

Комментируя попытки текущего правительства Японии внести в Конституцию изменения, позволяющие нарастить военную активность за рубежом, Сергей Лавров сказал, что «это японская Конституция и ответственность народа Японии».

Он также выразил надежду ,что Япония будет помнить о своих международных обязательствах в рамках того миропорядка, который установился после Второй мировой войны.

Отношения России и США

Отвечая на вопрос об ухудшении отношений между Россией и США и влиянии этого фактора на безопасность в Азии, Сергей Лавров подчеркнул, что он не может даже представить себе нечто похожее на повторение Второй мировой войны или, например, бомбардировки Хиросимы, 70-я годовщина которой ожидается на днях.

«Сейчас нет биполярной конфронтации, при которой весь мир разделён на две части. В то же время после обрушения структуры, основанной на биполярности, возникло множество региональных конфликтов. Безусловно, попытки некоторых наших коллег, включая США, продвигать собственное видение мира и своё представление о том, как должны жить все остальные, в том числе посредством военной силы и свержения законных правительств, породили много неопределённости и способствовали подъёму тех, кто для достижения своих целей намерен использовать средства терроризма. Когда кому-то разрешено использовать силу, некоторые задаются вопросом: «А почему нам не последовать их примеру для продвижения наших идей?» Таким образом группировка ИГ заявила о своей цели создать халифат на огромной территории от Испании до Пакистана», — пояснил российский дипломат.

По мнению Лаврова, каждый раз, когда государство начинает распространять свою идеологию не путём убеждения, а силовым путём, оно создаёт огромное количество рисков и угроз.

«Будь то продвижение коммунизма, чем занимался Советский Союз; будь то продвижение демократии, несмотря на все культурные различия и не принимая во внимание традиции и ценности того народа, который ты решил «осчастливить»; будь то продвижение террористами своих идеалов халифата. Нельзя диктовать и силой навязывать другим свою волю», — заключил Сергей Лавров.

Как отметил министр, Россия пытается — и уже достаточно долгое время — добиться уважения к Уставу ООН и того, чтобы Совет Безопасности стал, как это и сказано в Уставе, центральным органом для координации усилий по борьбе с терроризмом, наркоторговлей и организованной преступностью.

«Если все мы хотим искоренить терроризм, нельзя позволять себе смотреть на «плохих парней» сквозь пальцы и говорить, что это «не настолько уж плохие террористы», потому что воюют против твоих противников, против тех, кого ты ненавидишь, против таких людей, как Саддам Хусейн, Муаммар Каддафи или другие авторитарные лидеры. Ни в Ираке, ни в Ливии, ни в Сирии, где предпринимались попытки извне силой сменить режим, лучше не стало».

Кроме того, Сергей Лавров обсудил с сингапурским журналистом вопросы, связанные с европейским сегментом американской системы ПРО. По его словам, выход США из договора по ПРО создаёт предпосылки «возродить соблазн» мышления в рамках доктрины взаимного уничтожения.

«Россия не хочет гонки вооружений и не хотела бы в неё вступать. У нас достаточно технологических средств, чтобы дать не слишком дорогостоящий ответ на попытки построить систему ПРО. Особенно теперь, когда уже достигнуто решение по ядерной программе Ирана», — заявил дипломат.

Сергей Лавров также напомнил о заявлениях Барака Обамы, что в случае заключения ядерной сделки с Ираном исчезнет необходимость развёртывания элементов ПРО в Европе.

«В 2009 году президент Обама публично заявил, что если этот вопрос решится, система ПРО в Европе будет не нужна. Похоже, эти слова не были правдивы», — заявил глава МИД РФ.

Сегодня в СМИ
  • Лента новостей
  • Картина дня
Самое читаемое
Загрузка...
Документальный канал